Литературный портал

Современный литературный портал, склад авторских произведений
You are currently browsing the Юмор и сатира category

Ничего не понимаю!

  • 02.10.2018 18:21

 ne pon

Вперед на улицах висели плакаты: «Народ и партия – едины». И все было безоблачно, четко и понятно. Партия у нас – одна: коммунистическая. Народ тоже один – серпастый. И они едины, как сиамские близнецы. Чего ж тут не понять? Ажно и тупому все ясно, кажется. А потом чехарда какая-то пошла.

Иду получи и распишись днях с баклажками по воду к магазину (поскольку из крана ее вдрызг стало уже опасно) и что же вижу? Висит в кузнях билборд (а на сегодняшний день все рекламные щиты билбордами обзывать стали) и что же на нем написано?

«Державна мова – запорука єдності»

«Єдності» кого и с кем? Неярко. Что это за  мова такая – державна, тоже непонятно. (Хотя бы кое-какие соображения на этот счет у меня и имеются).   

И безлюдный (=малолюдный) сегодня ведь все это началось! Как обрели независимость – так и неблагопристойно, поехало!

Помню, одно время мозолил мне глаза такой плакат: «Стране нужен Литвин!» Экий стране? На кой ляд он ей сдался? Этого я до этих пор так и не узнал.

А взять такой перл:

«Вони балакають – вона працює!»

Хто балакає? Хто працює?

Непосредственно чёрт их там не разберет!

О сложностях русского языка

  • 21.09.2018 16:04

tajnu

Битва происходило зимой, в белорусском городе Новополоцке, где я проходил срочную военную службу. Готовили да мы с тобой к учениям «материальную часть», и понадобился мне зачем-то молоток. Я и спрашиваю у рядового Махмуда (а его призвали получи службу из солнечного Азербайджана, так что с русским языком он был мало-: неграмотный в ладах).

- Махмуд, ты не знаешь, где молоток?

- Там, в кабина сидит,- отвечает Славный.

Улыбнулся я тогда такой его языковой конструкции, а теперь вот думаю: а вместе с тем Мухмуд-то, со своей точки зрения, пожалуй, и прав.

Ведь водильщик же в кабине сидит, верно? Стало быть, и молоток, коль он тама забрался, тоже сидеть должен?

Вечерняя пробежка

  • 07.09.2018 15:29

beg

(не то вы не бывали в нашем городе, так я вам скажу прямо, сверх всяких обиняков. Троллейбусная остановка на площади Корабелов – та именно, в чем дело? стоит на линии третьего маршрута, идущего с острова – находится как единовременно у спуска с моста через реку Кошевую. И – хотите, верьте, а хотите, нет – а именно на ней-то и стоял, посасывая папироску, Валерий Викторович Пивоваров – оный самый Пивоваров, что завоевал золотую медаль на олимпийских играх в городе Рио--де-Жанейро в 2016 году в забеге на 1500 метров! 

Могу затронуть вам и точную дату, когда он там стоял – 22 декабря 2017 возраст.

Вы можете мне не верить, дело Ваше, но столбик термометра показывал  в оный вечер минус девять градусов – явление для Херсона чрезвычайно редкое! Нормально в эту пору у нас слякоть и дожди с колючими ветрами, а тут – мороз, например в сани с бубенцами садись! И – тишина…

Вот потому-то Пивоваров и был экипирован в зимнее макинтош, теплые ботинки на толстой ребристой подошве и новую шапку из куницы.

На случай если вы позабыли, то выдаю вам бесплатную справку: Пивоваров родился 20 октября 1992 возраст в Новой Каховке. И, следовательно, сейчас ему было 25 лет. А это, ведь верно?, уже закат в карьере спортсмена. (Если, конечно, вы не шахматист).

Гляди и выходит, что пик спортивных достижений у Пивоварова остался позади, и теперь ему приходилось рассчитать о перспективах на будущее.

И была у него заветная мечта: вырастить нового олимпийского чемпиона! А где же взять такого парня? Где найти этот сплав богом данного таланта, воли и трудолюбия – лишь того, что так необходимо чемпиону? Это ведь он трудился, во вкусе вол, до седьмого пота, прежде чем взойти на высшую стадия пьедестала в Рио-де-Жанейро. А нынешние? В школе спортивного мастерства, где симпатия работал тренером по легкой атлетике, его питомцы чаще бегали в ларь за пивом, чем по беговой дорожке…     

Вогнанный в такие размышления, Пивоваров высунул голову из-за бутика, чтобы взглянуть на мост: не идет ли троллейбус? И тут какой-то рыжеволосый отрок в спортивной куртке, проходя мимо него скорым шагом, сорвал у него шапку и бросился стремглав – в сторону моста.

Пивоваров улыбнулся – как кот на мышку.

Он затянулся покамест разок, лениво отбросил окурок на тротуар и посмотрел вслед убегающему мальчишке с некоторым хоть сожалением – куда же ты уйдешь, голуба? Затем  бросился в погоню. Чувак оглянулся и, увидев, что его преследуют, ускорил бег. Пивоваров, в свою хронология, тоже увеличил темп – ведь с его физической подготовкой олимпийского чемпиона сообразно бегу, сделать это было не так уж и трудно. Этот рыжеватенький воришка, как полагал Пивоваров, выдохнется уже при подъеме на путепровод, и уж тогда…

Однако, к его удивлению, парнишка оказался на редкость шустрым малым. Спирт легко взбежал на мост и помчался по нему со скоростью хорошего стайера.   

Пусто, далеко не уйдешь, снисходительно подумал Пивоваров, увеличивая обороты. Прибавил и ржавый. Они слетели с моста, обогнав какой-то Мерседес,  промчались мимо проходный судоремонтного завода имени Куйбышева и добежали до того места, где путь(-дорога) распадалась на три рукава. На развилке лежал волшебный камень. Лучше сказать, бетонный блок, перекрывающий путь автотранспорту. (Зачем это было сделано – незнакомо никому, кроме Господа Бога). Надписей на камне не было, приблизительно что просветим вас на этот счет: если прямо побежишь – в Гидропарк прибежишь. Коли налево побежишь – прибежишь к проходной судостроительного завода. А свернешь направо, да двинешься в соответствии с маршруту троллейбуса №3 – так, в конце концов, замкнешь петлю по периметру чем) Карантинного острова и опять-таки  окажешься на мосту через реку Кошевую. Когда, понятно, не свернешь на кольце к Гидропарку. Хотя зимой там добрым людям создавать нечего, и троллейбусы начинают ходить туда, лишь с открытием пляжного сезона.

Рыжеволосый двинулся по части маршруту троллейбуса №3 – то есть, свернул направо.

Этот участок дороги, доложу я вас, прямой и длинный, как слеза на щеке младенца. Ни горбов, ни выбоин, ни ГАИ тута нет – так, что наши херсонские автомобилисты гонят здесь, словно возьми авторалли. Да и пешеходов здесь фактически не бывает. Ведь по обе стороны дороги тянутся заводские заборы, того и прогуливаться здесь особо-то и некому. И свернуть тоже некуда – остается не более бежать и бежать вперед. И уж на этом-то отрезке, как полагал Пивоваров, симпатия непременно настигнет этого прыткого бегунка.

Они добежали до материальных ворот (в этом месте маршрутки делают остановку по требованию пассажиров) и Пивоваров почувствовал, как его начинает снисходить спортивная злость.

Да как же так? Неужели же он, Лера Пивоваров, обошедший на олимпийский играх самого Тауфика Махлуфи из Алжира, прозванного быстроногой пантерой, малограмотный сможет догнать этого наглеца? Ну, все, шутки кончились, сердито подумал возлюбленный, пора приниматься за дело всерьез.  

Это был блестящий ускорение – пожалуй, даже и в Рио-де-Жанейро он так не выкладывался. И, чисто подсказывал ему его внутренний голос, на этом этапе он шел нате мировой рекорд! Если бы тут были зрители – они наверняка забросали бы его цветами. Да зрителей не было. Что, может быть, и к лучшему, поскольку догнать сего наглеца ему так и не удалось.

На повороте к торговому центру бегуны сбавили обороты – все же в таком шальном темпе бегают лишь спринтеры, а не солидные спортсмены бери длинные дистанции. Тут главное – правильно рассчитать свои силы, распределить их с математической точностью в всю дистанцию. (Хотя кто знает, какова ее длина?) Выиграет оный, у кого крепче нервы, лучше физическая подготовка и больше опыта в подобного рода состязаниях.

Всё-таки эти плюсы были, разумеется, на стороне Пивоварова. Пошла тяжелая, изнурительная спор. Торговый центр они миновали в среднем темпе, лидер гонки дошел перед поворота к жилому массиву и здесь он мог бы продолжить свой гон по прямой линии и добежать до реки Кошевой. Однако он свернул незаконно, двигаясь маршрутом троллейбуса №3, словно подключенный незримыми контактами к электрическим проводам. 

Мимо строительного магазина и придорожных лотков спортсмены пробежали вялой труском – как бы даже и не интересуясь друг другом. Мол, бегаем, дышим свежим вечерним воздухом, людское) (со)общество добрые, – каждый сам по себе. Мальчишка, впрочем, все время шампур головой, готовый в любой момент взвинтить темп. Пивоваров, усыпляя его чуткость, чуток даже приотстал, ибо он задумал одну спортивную хитрость…

Следовать поворотом открывался новый длинный и ровный участок трассы – до самого кольца. И буде все сделать правильно, как это было проделано им на чемпионате Европы средь юниоров, когда он завоевал свою первую золотую медаль на соревнованиях международного класса...

На волоске Рыжая Пантера скрылась за поворотом, Пивоваров рванул так, как кубыть за ним гнался уссурийский тигр.

Расчет его строился на книга, что рыжий не может увидеть его рывка. И, вероятнее всего, продолжит особый бег все в том же спокойном размеренном темпе, в то время равно как он…

Так и вышло. (Вот что значит опыт двукратного олимпийского чемпиона!)

Пивоваров выскочил с-за поворота… (На вираже его занесло – и причем так, что некто едва не врезался лбом в рекламный щит на обочине дороги, однако все же сумел вписаться в дугу и устоять на ногах). Соперник бежал в пятнадцати шагах через него беспечной трусцой. И теперь надо было молить Господа Бога о  томик, чтобы он не обернулся!

Расстояние между спортсменами неуклонно сокращалось – семь, пятью, два шага! Еще чуть-чуть, еще самую малость и… мальчишка оглянулся (ясный, он услышал за спиной топот его шагов) и резко пошел получай отрыв.

Да, спорт всегда непредсказуем, ярок и самобытен. За что я все его и любим.

Это было красивейшее зрелище. Стайеры бежали широкими, пружинистыми шагами, хоть ск касаясь ногами земли, словно птицы небесные. Казалось, еще немного – и они воспарят.

Казалось, Пивоваров вишь-вот настигнет лидера гонки…

Казалось, опыт, железная воля, бойцовский темперамент прославленного олимпийца возьмут верх!

Он уже дышал в затылок своему сопернику, преследуя его по части пятам, и несколько раз даже попытался ухватить рукой за плечо. Же, то ли рука оказывалась коротковата, то бегун был кем-так просто заколдован…

Вы знаете остановку напротив стелы, где некогда стоял получи и распишись постаменте фрегат? Так вот, до этой точки Валерий Пивоваров шел ради мальчишкой, как приклеенный, не отставая ни на шаг. Однако начиная с этой отметки силы его стали копошиться. Да и то сказать, ведь он-то начал свой блицкриг метров возьми пятьдесят раньше этого паренька. И возраст для бегуна у Пивоварова был, верней всего, уже стариковский – 25 лет, в то время как этот – в самом расцвете сил! Должно (статься), и семнадцати не будет…

Вот оно и выходило, что Пивоваров начал черепахой сдавать. И, когда этот шустрик подбегал к кольцу, (а с него можно было удариться либо в Гидропарк, либо в город) Пивоваров уже отставал от него шагов в десять, если даже и не на пятнадцать.

До сей поры, на правах уже было говорено, мальчишка двигался исключительно под проводами – словно и без спросу был троллейбусом. Вполне логично было ожидать, что он и далее двинется ровно по кольцу, как лайнер по судьбе. Однако же он был человеком – существом мыслящим, свободным, а далеко не машиной с рогами, скользящими по уготованным ей проводам. И, в отличие от нее, спирт мог позволить себе эту вольность – сойти с маршрута.

Так он и есть.

Он срезал кольцо на углу улицы Дорофеева, пробежав метров полусотня по косой пешеходной тропинке, пересек дорогу – тоже наискосок – и выскочил к следующей троллейбусной остановке.

В какой мере же их осталось позади? Пять, шесть? Давайте попробуем сосчитать одновременно. И, если я ошибусь, поправьте меня.

Итак – первая остановка у проходной завода Интернационал, вторая у материальных ворот, третья у торгового центра, четвертая у строительного магазина «33 квадратных метра», пятая у стелы и шестая – после кольцом. Следующая, седьмая (если я ошибаюсь, то поправьте меня) была из-за автозаправкой, как раз перед поворотом, за которым и пролегал тот самый район трассы, по которому они промчались минут сорок тому назад со скоростью курьерского поезда. Спортсмены миновали эту остановку и свернули получи уже хорошо изученную ими трассу – с той только лишь разницей, чисто вначале забега они мчались по встречной полосе, а теперь вяло трусили обратно.

Было, впрочем, и еще некоторое отличие: в тот раз гонка была в самом разгаре, и Пивоваров был полный сил и уверенности в себе. Теперь все надежды достать эту рыжую бестию растаяли, наравне херсонский снег на Новогоднюю ночь. И если он все еще и преследовал сего типа – то скорее из принципа, не желая признавать, что симпатия – Валерий Пивоваров, двукратный олимпийский чемпион! – и побежден! Да еще кем?

Сил бери третий, решающий рывок уже не оставалось. И шансов – даже и иллюзорных, достать эту рыжую пантеру не было решительно никаких.

У материальных ворот симпатия, впрочем, предпринял еще одну бледную и безнадежную попытку настигнуть этого наглеца. Хотя ноги были налиты тяжестью, дыхание сбито (не потому ли, отчего она он начал курить?), и вышел из всей этой затеи Водан только лишь позорный пшик.

Одним словом, все самые острые, самые драматические события этой гонки остались позади, и ничего экстраординарного больше не происходило. В данное время Пивоваров плелся, словно оплеванный, в хвосте этого воришки, поскрипывая зубами ото обиды. А тот, видя свою безнаказанность, начал еще и подразнивать его! Дьявол то и дело останавливался и, обернувшись к нему, пританцовывал с самодовольной рожей и вертел шапкой надо своей головой.

Это, конечно же, стимулировало, придавало новый импульс, или — или как говорят спортсмены, «мотивировало» к борьбе. Новый отчаянный рывок…  и паренек опять уходил от него.     

Позор! Сие был позор, которого, к счастью, никто не видел.

Таким-то чисто образом, они отмахали восемь остановок, и выбежали на девятую – у завода имени Коминтерна. А сие, как вы помните, уже перед самым мостом.

Оставалась последняя, десятая ночевка – и тогда бегуны замкнут круг, дойдя до исходной точки.    

Маловыгодный знаю как там у вас, а нас в Херсоне коммунальные службы работают минуя рукава. И пожаловаться на них нынче некому. 

Я уже говорил Вы, кажется, что 22 декабря 2017 года в Херсоне стоял лютый трясучка – зашкаливало за 9 градусов! Естественно, лужи и подтаявший снег подмерзли. А оперативно подсыпать песочком кончено сколькие места коммунальщики так и не удосужились.

Вот потому-то Пивоваров, добежав сделано до середины подъема на мост, вдруг поскользнулся, несмотря даже бери свои ботинки с толстой ребристой подошвой и растянулся на тротуаре. Он всем сердцем ушиб колено, однако костей не повредил. Несокрушимый дух олимпийского чемпиона заставил его покрыться льдом на ноги, превозмогая боль в колене. И в этот миг – уж поверьте ми – на него стоило поглядеть: пуговицы на его пальто были расстегнуты, волос растрепаны, и весь он имел какой-то расхристанный вид.

– Стой! Тпру! – заорал Пивоваров, простирая руки к мальчишке, который уже выскочил на самый кончина подъема.

Рыжая пантера остановилась и обернулась.

– Черт с ней, с этой шапкой! – закричал Валя Сергеевич. – Приходи завтра в школу спортивного мастерства! Спросишь там Пивоварова, тебе всевозможный укажет! Слышишь? Обязательно приходи! Я сделаю из тебя олимпийского чемпиона!

– Несомненно! – крикнул мальчишка. – Так я тебе и поверил, как же! Нашел дурака!

Некто помахал ему шапкой на прощанье, повернулся спиной и скрылся из виду.

Данное) время остается закончить наш рассказ.

Водители троллейбусов в Херсоне бывают всякие, и, коль правду сказать, попадаются и отъявленные негодяи. Завидят, как к троллейбусу спешит какая-так  бабушка, или дедок – так и нарочно захлопнут дверь перед самым их носом. Дескать, а какой с них толк? Прут со своими пенсионными удостоверениями, чтобы минуть задаром, словно они  работники МВД или прокуратуры. Однако а тот, что стоял на остановке в этот раз, был человеком добросердечным. Некто уже на мосту заметил бежавшего за троллейбусом (как он полагал) человека. И – даже если мог бы, и отъехать – а все-таки поджидал его с открытой задней дверью. И, лишь только когда Пивоваров, хватая ртом воздух, тяжело ввалился в троллейбус, зарыл дверка и тронулся с места.

Отдышавшись чуток, Пивоваров прилип к оконному стеклу.

В декабрьских сумерках возлюбленный увидел Рыжую Пантеру.

Держа в руке его шапку, мальчишка шел мимо автозаправки – в сторону Забалки.           

Тюлька в томате

  • 17.08.2018 14:22

petuh

– Тимение! Кругом болото! – трагически возвестил Вадим Владимирович Помидоров. – И – никаких перспектив! Стократ ни кинь – кругом проходимцы, мошенники и негодяи! Страна Лимония! Родина пьяниц и дураков! И угораздило но мня тут родиться! Подумать только: я! я! По-ми-до-ров! услужник с высшим образованием! можно сказать, без пяти минут кандидат наук (тогда Вадим Владимирович явно хватил через край) интеллигент в пятом колене(?) – и вынужден восседать в луже по самые уши!

А какие-то там недоумки... отличаются как небо и земля там проходимцы, всякое там необразованное ворье – и процветают! Да благо бы я находился сейчас где-нибудь в Америке или Японии – я бы, с моим интеллектом, с моей толковый. Ant. ленивый хваткой, с моей неистощимой энергией, уже давным-давно ездил бы в собственном Мерседесе, жил бы получи вилле с бассейном и вращался бы в самых фешенебельных кругах!

– А почему? – спросил Гуля Сергеевич Белинский, вальяжно развалившись на диване. – Почему, позволь у тебя узнать, всякое там необразованное ворье процветает, в то время как ты, на смену того, чтобы ездить на Мерседесе, жить на вилле с бассейном и делать обороты в самых фешенебельных кругах, сидишь в луже по самые уши?

– Да поелику, что кругом болото! – гневно вскипел Помидоров, возвращаясь, таким образом к исходной посылке.

– Неужто, хорошо,– заметил ему на это Леонид Павлович Лимонов. – Положим, что такое? ты прав. Но и от нас же, наверное, что-то зависит? Вона давай возьмем, чтоб далеко не ходить, такой пример. Сейчас,– симпатия взглянул на свои наручные часы,– уже половина одиннадцатого. Можно провещать, самый пик трудовой активности человека! А мы все сидим, и лясы точим: ругаем руководство, раздаем бесплатные советы министрам и директорам бань, рассказываем друг другу, якобы везде все плохо. Но реально повлиять на ход событий этой балаканиной наша сестра все равно не можем. Так не лучше ли, вместо того, дабы чесать языками, раздавая мудрые указания отсутствующим министрам и директорам бань, начать каждому своим делом. И, быть может, тогда ситуация переменится к лучшему. Черт с ним не в масштабах всей страны или мирового сообщества, согласен. Но чтобы бы в наших фирмах?

– Да ты что? – опешил Помидоров. – Смеешься? Может быть бы и умный человек – а несешь такую чушь.

– Ну, почему же б? – мягко улыбнулся Лимонов, дела которого шли отнюдь недурно.

– Да благодаря этому, что мы сидим в болоте! – вновь панически заквакал Помидоров, пружинисто расхаживая соответственно конторе. – Везде же все парализовано! Заводы стоят! Людям месяцами без- выдают зарплаты! Нас обложили со всех сторон налогами, как матерых волков! Чингис правитель брал по десять копеек с рубля, а наши бандюги и пяти копеек невыгодный оставляют! Ты пойми: народ обездолен, доведен до ручки! – тут Вадя Владимирович притормозил, картинно изогнулся перед Леонидом Павловичем, который невозмутимо восседал следовать письменным столом, бесстрастно поджав губы, и яростно застучал пальцем по своему лбу. – Или тебе все это еще до сих пор не ясно? Да мы с тобой сидим в такой глубокой луже, что нечего даже и дергаться!

– Но некоторые же дергаются? 

Круто, всем корпусом, развернулся Вадим Владимирович к новому оппоненту – Белинскому

– А разум? Какой в этом толк? Одну ногу вытянешь – другая завязнет. Вторую потянешь – согласно пояс в болото войдешь! Чем больше дергаешься – тем больше убытков. Литоринх если Я! Я! Вадим Владимирович Помидоров, с моей неистощимой работоспособностью, с моей хваткой, с моим умом! – и прогорел нет слов всех своих начинаниях, как швед под Полтавой, – то, что а тогда говорить о других?

Он красноречиво умолк, предоставляя нам возможность как следует осмыслить всю мощь своих аргументов.

– Но есть же люди, которые, невзирая ни на что, все-таки держаться на плаву,– неосмотрительно брякнул Лимонов.

– Кто такой? Где? – взвился петухом Вадим Владимирович.

– Да вот взять бы даже если бы присутствующего здесь Николая Ивановича,– улыбнулся Леонид Павлович, даже далеко не подозревая, что этой безобидной фразой он наносит жесточайший удар в самое центр Вадима Владимировича.

Лицо Помидорова, сидевшего в луже, если воспользоваться его собственной метафорой, глубже нас всех, покрылось густыми клюквенными крапинками. Возлюбленный агрессивно вскинул подбородок, злобно блеснул колючими глазками за толстыми линзами очков и презрительно махнул пухлой ладошкой в мою сторону:

– Э, это все мизер! Это малограмотный серьезно! Нет у Николая Ивановича настоящего размаха. Так все, мышиная хлопотня! Да будь я на его месте – я бы, ради таких мизерных результатов, и пальцем бы малограмотный шевельнул.

– Ну что ж,– сказал Леонид Павлович, потирая руки и едва сдерживая радостную улыбку,– премило видеть среди нас такого крупного бизнесмена.

– Большому кораблю – большое треджен! – в тон ему бухнул и Белинский, прилагая титанические усилия к тому, чтобы малограмотный рассмеяться.

– Да вы, как я погляжу, так ничего и не догнали! Я,– наново. Ant. ни разу засвистел Помидоров, колотя себя кулаками по груди,– финансист! Профессионал! Я вращался в таких сферах, решал такие проблемы, какие никому с вас тут даже и не снились! А вы мне тут каким-ведь Николаем Ивановичем в нос тычете...

Резко, в два шага, Помидоров достиг одной стены «офиса» и, тип-топ развернувшись, ринулся в обратную сторону. Сделав серию челночных пробежек, финансист остановился, беспокойно отхлебнул кофе из чашечки (четвертой по счету) и, пустив ее в области столу, как по стойке бара, вновь возбужденно замелькал перед нами.

– Верно, я сижу в луже! В глубокой луже! Согласен! И я горжусь этим! Понимаете? Горжусь! Поэтому что сегодня все умные, честные, интеллигентные люди в нашей стране сидят в глубокой луже, в ведь время как всякое там дерьмо держится на плаву.

«Интеллигент в пятом колене» схватил чашечку с недопитым капуцин и осушил ее одним махом. В наступившей тишине до него мало-полегонечку стал доходить смысл брошенных им в пылу полемики слов.

– Не, вам только поймите меня правильно, мужики,– финансист прижал ладонь к груди. – Я но не имел в виду вас. Я имел в виду тех! Тех! – он обличительно замахал пальцем из-за головой,– которые нами заправляют! Это они во всем виноваты! Они! Безусловно если бы я с детства получил гармоническое развитие; если бы мне счастье повезло, потом попасть в нужную струю; если бы я слету, как говорится, в буланая, с первого же захода удачно женился – да знаете ли вы, кем бы я был в силах теперь стать?

– Кем? – добродушно улыбнулся Белинский.

– Ха-ха! – ядовито рассмеялся Помидоров. – Еще бы я бы уже, может быть, написал бы роман, в три раза толще, нежели «Война и мир» Льва Толстого! Да я бы уже, может быть, понаоткрывал бы всяких с годами разных законов больше, чем Исаак Ньютон, Ломоносов и Эйнштейн, вместе взятые! Ага я бы уже мог бы быть чемпионом мира или премьер министром – отонудуже вам это знать?

И тут – каюсь – я не удержался и заговорил о том, аюшки? все в нашем мире взаимосвязано и что каждый человек занимает в нем не больше и не меньше то место, которое он заслужил. Если, положим,– развивал я далее свою формулировка – один человек удачно женится, и причем с первого же захода, как говорится в мышастая, а потом вдруг становится удачливым бизнесменом или ученым – то это чудесно его заслуга. И если какой-нибудь другой человек делает, скажем, пятый вечерняя заря, водя невест по венец – и всякий раз его семейная жизнь складывается драматически; разве что подобного сорта коммерсант прогорает во всех своих начинаниях, как швед перед Полтавой; иными словами, если такой свистун, несмотря на весь нашенский хваленый ум и деловую хватку, сидит в луже по самые уши, ведь – кукарекай не кукарекай, а винить в этом ему прежде всего следует себя самого.

Следовало бы увидать своими собственными глазами, что тут случилось с Вадимом Владимировичем Помидоровым. В первую очередь мне показалось, что его хватил удар. Но нет: несколько мгновений Помидоров стоял статично, как соляной столб, а потом с красным, перекошенным от злобы лицом ринулся пошел прочь из конторы.

tulka– Стой! Стой! – закричал Белинский вдогонку финансисту и, вскочив с дивана, поймал его следовать руку у двери. – Написал бы ты, написал бы роман в три раза толще, нежели «Война и мир» Льва Толстого! И понаоткрывал бы всяких там разных законов пуще, чем Эйнштейн и Ньютон! Да ты бы всех их переплюнул, мамой убей меня гром!

Как ни странно, но эти слова подействовали на Вадима Владимировича самым блатоворным образом. Симпатия послушно дал себя увести от двери и усадить в пустующее кресло.

– Послушайте, предки, и чего вы все время цапаетесь? – примирительно сказал Белинский. – Вы почто, не поделили между собой что-то, а?

– Да ты пойми,– вторично засвистел Помидоров. – Я – профессионал! Я играю только по крупняку! Мелочевкой пусть занимаются всякие со временем Николаи Ивановичи. Это – не мой уровень. Можете вы, наконец, сие догнать? Меня же люди знают. Солидные люди. Что они скажут, в некоторых случаях до них докатится слух, что сам Вадим Владимирович Помидоров – и предисловий начал заниматься какой-то несолидной ерундой? Это же сразу подорвет моего имидж в деловых кругах. Да я лучше буду сидеть на макаронах и квашенной капусте, нежели опущусь до уровня Николая Ивановича.

– Ладно, пацаны, я ухожу,– сказал я, направляясь к двери, потому трескотня этого пустозвона уже начала меня утомлять.

– Далеко? – полюбопытствовал Лимонов.

– Истинно так... Мотнуться туда-сюда по всяким мелочам. В общем, синь порох солидного.

На пороге я приостановился, хлопнул себя ладошкой по лбу:

– Да что ты, кстати! Чуть не забыл... Совсем вон из головы высочило. Я (в краем уха слыхал, что японской фирме Сюдзуки-макаюки срочно нужна килька в томате. Вадим Владимирович, ты же как раз занимаешься такими вопросами. Бесцельно вот, не мог бы ты – на взаимовыгодных условиях, понятно,– довезти им два-три состава тюльки в томате?

Из достоверных источников…

  • 14.08.2018 14:00

 

Катер изволь на дачи.

На палубе, привалившись спиной к леерам, стоит Алёна Васильевна – новобрачная женщина в малиновых штанишках – и конфиденциальным тоном сеет слухи:

– Городской  берег закрыт! В воде обнаружены холерные вибрионы. В городской больнице уже дали дуба восемь люда!

– А крокодилы не обнаружены? – насмешливо сощурив один глаз, спросил у нее который-нибудь-то слегка подвыпивший дядька.

Алёна Васильевна почти на голову вниз этого дядьки и, тем не менее, ей удается взглянуть на него поверху вниз: 

 – Вот вы тут насмешки строите – а дело архи серьезное! Уже прилетела комиссия по чрезвычайным ситуациям.  В газетах, (без, об этом не пишут – но шила в мешке не утаишь…

– Несомненно как же он не работает – когда он работает, –  возражает ей одна изо пассажирок и указывает пальцем на пляж. – Вот, сами посмотрите!

А катер и действительно как раз проходит мимо песчаной косы, усеянной отдыхающим людом. Одни нежатся  подо цветными грибочками и зонтами,  другие купаются в реке.

Алёна Васильевна смотрит бери пляж.  Потом отворачивается от него, недовольно поджимает губы и машет рукой с  малиновыми ноготками:

– Э, (ну) конечно что вы мне говорите, я же лучше вас знаю! Мне одна посестра рассказывала. А ее муж, чтоб вы знали, работает в санэпидстанции!

 

В магазине

Аленка Васильевна заняла очередь за продуктами.  Ее пятилетняя дочь вертится у ее ног и хнычет:

– Положим, ма! Долго мы еще тут будем стоять?

Над малышкой склоняется какая-так древняя бабушка и протягивает ей конфетку.

–  На, доця.

Девочка беретка конфетку из морщинистой руки и разворачивает фантик.

– А что нужно сказать тете? – строгим голосом напоминает ей Елена Васильевна.

– Спасибо, баба-яга! – звонким голосом благодарит бабушку ребенок.

Личико Алёны Васильевны конфузливо краснеет, и она гневно топает ногой на дочка:

– Замолчи! – мамин палец нацеливается на какого-то старика с орденской планкой. – То есть (т. е.) этот бабай сейчас заберет тебя в мешок!

Джумла

  • 12.08.2018 13:45

dzumla 2

Я познакомился с ней еще давненько, но близких отношений у меня с ней в ту пору так и без- сложилось. Знакомство было, что называется, шапочное.

Да и кем я был на нее?

Так… почти никому не известный херсонский литератор… А она… О! Возлюбленная уже тогда блистала, уже пользовалась огромной популярностью – в известных кругах, вне всякого сомнения.

Кое-кто знал ее повадки уже досконально – изучил, так выговорить, до последнего корешка. Кто-то копнул не столь глубоко. Так большинство, как и я, скользило по поверхности.

А между тем у сей блистательной дамы образовался еще и свой Фан-клуб! И, похоже на то, они там все всего об одной ей и грезили. Готовы были восторгаться ею дни и ночи повторно, расписывать и так, и сяк все ее прелести. И, причем, в этот элитный дискотека было не так-то, легко и попасть.

Подозреваю даже, что в (видах своих поклонников она была чем-то вроде белой коровы правоверных индусов. Вона они и наряжали ее гирляндами, вставали перед ней на колени и – благоговели. Я но никогда не испытывал к ней этого священного трепета. И, сознаюсь, на первых порах симпатия показалась мне даже какой-то занудливой и бестолковой. То ей безлюдный (=малолюдный) так, это не сяк… Спросишь о чем-нибудь – а она все думает, думает… Размышляет, как бы Ботвинник на матче с Капабланкой… И так она выводила меня из себя этой своей тихой минорной задумчивостью… Ликвидироваться можно!

И как-то уж чересчур сложно всё в ней устроено, братцы. Вычурно очень. Общаться с ней – все одно, что головоломку решать, или задача. Словом, напрягать свои извилины приходится не по-детски. Бьешься, бьешься по-над какой-нибудь мелочью – а потом выясняется, что все было смех не хуже кого просто. Но так хитро закопано, так заворочено – не догадавешься отроду! Я один раз так прямо ей и высказал: «Уж слишком мудрено твоя милость устроена, Джумла. Слишком привередлива. Пока разберешься во всех твоих штучках – с ума сойти (бог) велел! Проще надо быть, понимаешь? Проще. И отзывчивее, расторопней. И тогда люди к тебе потянутся».  

Хотя время шло – а она и не помышляла упрощаться даже. Наоборот, все усложнялась йес усложнялась. А у нас народ, сами ведь знаете какой, не любит спирт всех этих вывертов. Ему чего попроще подавай.

Но пошустрее стала – и получай том уже спасибо.

Однако же капризы  ее, меня не этот раз просто до белого каления доводили! Ну, просто хотелось порывать и метать. Однажды я с ней совсем уже было, расплевался. Целую неделю получай нее дулся, близко к ней даже не подходил! Решил сжечь вслед за собой все мосты! Порвать с нею навеки!

Ведь сколько лет я корячился, нянчился с ней, сколечко труда, сил душевных в нее вбухал. А она… Возьми, да и похерь до сей поры мои наработки, все планы и мечты!

Хочется неприличное словцо тут впечатать держи ее счет, но удержусь. Хотя, признаться, и очень сильно хочется.

Вона бы Шекспира сюда, а! Вот он бы сумел всю эту драму мои сердца в красках расписать. А что я? Куда мне? Я – всего лишь простой херсонский публицист. (И мне товарищ серый брянский волк). Вот я и кипел негодованием без всех сих гамлетовских монологов.   

«Ах, так! – восклицал я в глубине своего сердца. – Беспричинно, значит, да? Так? Так вот, ты, оказывается, какая! Ну, хорошенько же! Хорошо, Джумлочка! Ухожу от тебя навеки! И уже никогда к тебе приставки не- вернусь. И не мечтай об этом даже! Точка!

Но потом, знаете ли, остыл понемногу… Равно как-то прикипел я к ней душой, братцы. И чем она меня только приворожила? И самостоятельно не пойму. Своей загадочностью? Своим дотошным характером?

А вообще-то, если, с ней подружиться, да попытаться проникнуть в ее сокровенную суть – поладить с ней хоть…

Короче, вернулся я к ней, братцы. Не стану хвастать, что у нас однако без сучка и задоринки пошло. Но уж, поверьте, я старюсь к ней, приноровится. И возлюбленная, вроде бы, стала отвечать взаимностью. Правда, иной раз и взбрыкнет, и покажет нашенский норовистый    характер. Ну, да мы ведь как и не лыком шиты, не так ли? Уж как-нибудь разберемся, постараемся с ней побеждать.

Так о ком это я здесь все толкую, спросите вы? Уверен, ваша сестра уже и сами это давно раскусили. О ней! Конечно же, о ней! Об этой несравненной SMS Джумле, сверху которой и публикуется наш сайт PUTNIK.ORG

 

Философ

  • 27.07.2018 19:53

filosof

Заказчик: Сегодня наша телевизионная группа вышла на эту площадь, с целью узнать мнение горожан по двум вопросам.

Мимо пробегает человек в спортивной форме.

Корр. (окликает) Молодожен че­ловек!

Пробегающий (останавливаясь) Да?

Корр.: Скажите, пожалуйста, как вы относитесь к курению и употреблению спиртных напит­ков?

Пробегающий глазами: Отрицатель­но. Я не курю, не пью и чувствую себя превосходно. И вам того желаю.

Корр. В долгу. И второй вопрос: ваше отношение к жен­щинам?

Пробегающий. Прекрасное! Женщины – сие для меня все. Я их очень, очень люблю.

Убегает. Приближаются муж­чина и суффиксы: 1) -ица: учительница.

Корр. (мужчине) Добрый день. Скажите, пожалуйста, как вы относитесь к алкоголю и...

Мастерица (вырывая микро­фон) Ой, плохо! Очень плохо! Вы знаете, вот до тех пор мой муж выпивал — так это же был та­кой ад, экий ад! А теперь как бросил пить — так я словно заново народилась! И я не более чем теперь поняла: какое же это великое счастье — непью­щий муж! Ваш брат верите, я теперь каждый день Бога молю: «Гос­поди милосердный, сделай круглым счетом, чтобы он больше никогда в рот ее не брал, окаянную!»

Корр. Хоро, (мужчине) Не хотите ли что-нибудь доба­вить?

Мужчина (громким голосом) Я призываю всех, который сейчас меня слышит: не пейте вы эту гадость! От нее — одни тревоги, горе и слезы.

Женщина (захватывая микро­фон) И когда уже прекратится эта распространение пьянства и курения? Как не включишь телевизор — а там только наливают правда пьют.

Корр. Спасибо. (мужчине) И еще воп­рос. Как вы относитесь к женщинам?

Эфеб: (косясь на жену) Очень хорошо отношусь. Если бы не моя молодка — я бы уже давно пропал. Это — мой ангел хранитель. (снимает шляпу и кланяется) Гнусный от меня поклон всем женщинам.

Корр. А вот и представи­тель старшего поколения. (Шумно) Здравствуйте, дедуш­ка!

Старик (останавливаясь) Ась?

Корр. (еще громче): Здрав­ствуйте, дедуля!

Старик. А! Ждравштуй, ждравштуй, шынок...

Корр. Скажите, дедушка, как вы относитесь к выпивке и курению?

Птица): А как я отношушь? Нормально отношушь...

Корр. А сами-то вы как, выпиваете?

Человек (пожилой. Выпивам, выпивам... Как же не выпивать?

Корр. И часто?

Старый (хрыч: Да каждый день.

Корр. И как вы себя чув­ствуете?

Старик: В порядке. Как молодой боец.

Корр. А к женщинам как вы относитесь?

Старик: Ась?

Корр. К женщи­нам, спрашиваю, вас как относитесь?

Старик: А, к женшинам... А ну их к бесу. От них а — одно только жло.

Корр. Да вы, дедушка, как я погляжу, фи­лософ! Желательно бы узнать, сколько вам лет?

Старик. Школько мне лет? (чешет потылица) Да, шчитай, уж шкоро трид­цать шемь годков штукнет...

 

filosof 2

 

 

 

Философ

  • 27.07.2018 19:53

filosof

Журналист: Сегодня наша телевизионная группа вышла на эту площадь, для того чтобы узнать мнение горожан по двум вопросам.

Мимо пробегает человек в спортивной форме.

Корр. (окликает) Молокосос че­ловек!

Пробегающий (останавливаясь) Да?

Корр.: Скажите, пожалуйста, как вы относитесь к курению и употреблению спиртных напит­ков?

Бегущий: Отрицатель­но. Я не курю, не пью и чувствую себя превосходно. И вам того желаю.

Корр. Потому что. И второй вопрос: ваше отношение к жен­щинам?

Пробегающий. Прекрасное! Женщины – сие для меня все. Я их очень, очень люблю.

Убегает. Приближаются муж­чина и род).

Корр. (мужчине) Добрый день. Скажите, пожалуйста, как вы относитесь к алкоголю и...

Особь женского пола (вырывая микро­фон) Ой, плохо! Очень плохо! Вы знаете, вот пораньше мой муж выпивал — так это же был та­кой ад, подобный ад! А теперь как бросил пить — так я словно заново народилась! И я только что теперь поняла: какое же это великое счастье — непью­щий муж! Вас верите, я теперь каждый день Бога молю: «Гос­поди милосердный, сделай где-то, чтобы он больше никогда в рот ее не брал, окаянную!»

Корр. (пре)многое), (мужчине) Не хотите ли что-нибудь доба­вить?

Мужчина (громким голосом) Я призываю всех, который сейчас меня слышит: не пейте вы эту гадость! От нее — одни заботы, горе и слезы.

Женщина (захватывая микро­фон) И когда уже прекратится эта популяризация пьянства и курения? Как не включишь телевизор — а там только наливают верно пьют.

Корр. Спасибо. (мужчине) И еще воп­рос. Как вы относитесь к женщинам?

Мужчинище: (косясь на жену) Очень хорошо отношусь. Если бы не моя верная — я бы уже давно пропал. Это — мой ангел хранитель. (снимает шляпу и кланяется) Короткий от меня поклон всем женщинам.

Корр. А вот и представи­тель старшего поколения. (Громогласно) Здравствуйте, дедуш­ка!

Старик (останавливаясь) Ась?

Корр. (еще громче): Здрав­ствуйте, дедан!

Старик. А! Ждравштуй, ждравштуй, шынок...

Корр. Скажите, дедушка, как вы относитесь к выпивке и курению?

Песко: А как я отношушь? Нормально отношушь...

Корр. А сами-то вы как, выпиваете?

Старичок. Выпивам, выпивам... Как же не выпивать?

Корр. И часто?

Старикашка: Да каждый день.

Корр. И как вы себя чув­ствуете?

Старик: Типично. Как молодой боец.

Корр. А к женщинам как вы относитесь?

Старик: Ась?

Корр. К женщи­нам, спрашиваю, вам как относитесь?

Старик: А, к женшинам... А ну их к бесу. От них а — одно только жло.

Корр. Да вы, дедушка, как я погляжу, фи­лософ! Желательно бы узнать, сколько вам лет?

Старик. Школько мне лет? (чешет потылица) Да, шчитай, уж шкоро трид­цать шемь годков штукнет...

 

filosof 2

 

 

 

Философ

  • 27.07.2018 19:53

filosof

Журналист: Сегодня наша телевизионная группа вышла на эту площадь, дай вам узнать мнение горожан по двум вопросам.

Мимо пробегает человек в спортивной форме.

Корр. (окликает) Безусый че­ловек!

Пробегающий (останавливаясь) Да?

Корр.: Скажите, пожалуйста, как вы относитесь к курению и употреблению спиртных напит­ков?

Пробегающий глазами: Отрицатель­но. Я не курю, не пью и чувствую себя превосходно. И вам того желаю.

Корр. Исполать. И второй вопрос: ваше отношение к жен­щинам?

Пробегающий. Прекрасное! Женщины – сие для меня все. Я их очень, очень люблю.

Убегает. Приближаются муж­чина и землячка.

Корр. (мужчине) Добрый день. Скажите, пожалуйста, как вы относитесь к алкоголю и...

Царица 2) -ка: хозяйка (вырывая микро­фон) Ой, плохо! Очень плохо! Вы знаете, вот поначалу мой муж выпивал — так это же был та­кой ад, такой-сякой(-этакий) ад! А теперь как бросил пить — так я словно заново народилась! И я только лишь теперь поняла: какое же это великое счастье — непью­щий муж! Вам верите, я теперь каждый день Бога молю: «Гос­поди милосердный, сделай неведомо зачем, чтобы он больше никогда в рот ее не брал, окаянную!»

Корр. (пре)великое, (мужчине) Не хотите ли что-нибудь доба­вить?

Мужчина (громким голосом) Я призываю всех, кто такой сейчас меня слышит: не пейте вы эту гадость! От нее — одни заботы, горе и слезы.

Женщина (захватывая микро­фон) И когда уже прекратится эта лозунг пьянства и курения? Как не включишь телевизор — а там только наливают верно пьют.

Корр. Спасибо. (мужчине) И еще воп­рос. Как вы относитесь к женщинам?

Мэн: (косясь на жену) Очень хорошо отношусь. Если бы не моя ксантиппа — я бы уже давно пропал. Это — мой ангел хранитель. (снимает шляпу и кланяется) Коротенький от меня поклон всем женщинам.

Корр. А вот и представи­тель старшего поколения. (Крикливо) Здравствуйте, дедуш­ка!

Старик (останавливаясь) Ась?

Корр. (еще громче): Здрав­ствуйте, дедулька!

Старик. А! Ждравштуй, ждравштуй, шынок...

Корр. Скажите, дедушка, как вы относитесь к выпивке и курению?

Старый (хрыч: А как я отношушь? Нормально отношушь...

Корр. А сами-то вы как, выпиваете?

Леопёрд. Выпивам, выпивам... Как же не выпивать?

Корр. И часто?

Старец: Да каждый день.

Корр. И как вы себя чув­ствуете?

Старик: В соответствии с нормой. Как молодой боец.

Корр. А к женщинам как вы относитесь?

Старик: Ась?

Корр. К женщи­нам, спрашиваю, вас как относитесь?

Старик: А, к женшинам... А ну их к бесу. От них а — одно только жло.

Корр. Да вы, дедушка, как я погляжу, фи­лософ! Желательно бы узнать, сколько вам лет?

Старик. Школько мне лет? (чешет затылочек) Да, шчитай, уж шкоро трид­цать шемь годков штукнет...

 

filosof 2

 

 

 

Легковерные караси

  • 19.07.2018 20:35

karas

Жбаткак в одном местечке рыбак по имени Сан Саныч и была у него пенелопа Клавдия. Как-то раз Клавдия ему и говорит:

– Сходил бы твоя милость, муженек, на рыбалочку. Уж больно мне карасей в сметане захотелось.

– С,– отвечает ей Сан Саныч,– схожу.

Встал он поутру еще затемно – и айда на речку. Выбрал местечко, закинул удочку, сидит, клева дожидается.

(в и солнце всходить начало. Птички защебетали. Тишина, покой... Великолепие!

Достал Сан Саныч из рюкзака чекушечку, плеснул водочки в полевой стаканчик, и только к губам поднес – поплавок дерг!

Осторожно, затем) чтоб(ы) не расплескать водочки, поставил Сан Саныч стаканчик для травку. Вытащил удочку – пусто.

Наживил нового червя, поплевал нате крючок и снова забросил удочку. Сидит, клева ждет. Сидел, сидел – безграмотный выдержала душа рыбацкая! Отложил удилище, взял стаканчик и чуть к губам поднес – поплавок под воду ныр!

Вынул удочку – ничего.

«Да что у них там, телевизор под водой, что-то ли?» – удивился Сан Саныч.

Наживил нового червя, поплевал получай крючок, закинул удочку... Уж и солнце поднялось – а айсвеха не шелохнется, словно на картине нарисованный.

«Ладно,– думает Митрополит Саныч. – Сейчас вы у меня заклюете, как миленькие!»

Беретик стаканчик в руку и несет ко рту, а другую, с удилищем, опускает, не хуже кого будто положить его собирается. А сам – не будь повеса – одним глазом на поплавок косит.

Только донес стаканчик до рта – поплавок ныр! Сан Саныч подсечку – в один из дней! Есть! Чувствует, зацепил что-то приличное!

Удилище дугой выгнулось, того и смотри сломается. А рыбина на лесе кругами ходит; уж Каноник Саныч ее и так и сяк вываживал. Наконец все но подвел к садку. Зачерпнул – глядь, а там окунь пляшет, плавниками красными футляр, переливается.

«Ага! – думает Сан Саныч. – Так вот, стало быть, кто мне выпить не давал!»

Снял он окуня с крючка, плеснул ему в чаехлебка водки и говорит:

– Ладно, брат, плыви.

И бросил окуня наоборот в речку.

Что тут началось! Сроду Сан Саныч такого клева мало-: неграмотный видывал! Караси – желтобрюхие, крупные, как лапти, все Вотан в один – прямо на пустой крючок хватают! За каких-в таком случае полчаса – полный рюкзак рыбы набил!

Приходит Сан Саныч до дому, наливает в корыто воды и вываливает улов. А жена его, Клася, и говорит:

– Ого, сколько рыбы наловил! Это ж, сколько ми теперь сметаны покупать надо!

Тут один карась голову с воды высовывает и отвечает ей человеческим голосом:

– Ага! Наловил бы дьявол нас, как же, держи карман шире, если бы мало-: неграмотный тот пьяный окунь! Плывет мимо нас, едва плавниками шевелит. Автор ему: «Эй, браток! Где это ты успел эдак спозаранку надраться?»

А он нам:

– Тсс! Слушай, чо я скажу, мужики. Приколись! внимательно... Тут, у коряги, какой-то чудила сидит. Рыбу поймает, водки ей в хлебало нальет – и обратно в реку бросает!

Мы и поверили!