Литературный портал

Современный литературный портал, склад авторских произведений
You are currently browsing the Стихи category

Запуталась девка я

  • 09.12.2018 18:02

IMG_4981

Беги, Инюша, беги

Эх вы, люди-человеки,
в нашем страшном коем веке
научились пишущий эти строки скучать
дома на диване,
на работе, в метро, в трамвае.

И скука была глубокой
с немыслия, недомыслия; боком
выходила она в боках,
лень блуждала в глазах.

В нашем странном коем веке
разучились приударять бегом:
села в такси, поехала.

В город большущий въехала:
дома серые а как же заводы,
церкви, заборы и пешеходы
(озабочены чем-то лица).

 

Получи и распишись каждой рекламе «Столица»,
и люди не улыбаются,
а за сердца хватаются,
егда телефон звонит.
И ночью никто не спит:
гуляет народ, ему нравится.

Твоя милость в их глазах не красавица.
Не красавица, значит, надо бежать:
твоя милость бежишь, бежишь — не догнать!

Беги, тебя не догонят.
Беги, о тебе безграмотный вспомнят,
а значит, ты будешь жить
в чистоте и без скуки,
писать строфы о разлуке
и о душе прекрасной.
Оставь им свой век ужасный.

* * *
Коие в коем веке,
разучившиеся воздерживаться бегом,
научившиеся скучать,
им тебя не догнать!

Села в автобус, поехала.
В поп свой тихий приехала:
совсем маленький городок и славный.
На каждом доме заглавной
буквой висит «Покой».

Твоя милость плачешь? Да бог с тобой!
Тебя тут никто не читает,
зато жива и кто такой знает
какие заветные дали
тебя ещё не встречали.

 

Фигли-то да я не знаю

Не было берегов у берега.
Я бегала
по мнению бескраю.
Что-то да я не знаю:
ни солнце, ни траву и ни серам,
я не знаю горькое горе.

Я знаю песню, которая плачет.
А это итак,
глаза мои бесконечны,
в них плавает вечность
и Охотское море.
Охота получи волю!

 

Кораблик бумажный

Пускай все думают,
что я умерла, чхать,
потому что кораблик бумажный
запускается молча.

Где те волки,
какими судьбами перегрызли мне горло?
Я не смолкла,
мой голос — мои же грабки,
которые пишут и пишут без скуки
эволюцию нашего мира!

Я б помирила полмира
своею бравадой.
Ахти, о чем вы, о смерти?
Не надо.

 

 

Одна — ты Вездесущий

Когда ты одна, ты похожа на бога:
до смерти нисколько немного,
до славы четыре шага
и молодость не прошла.

Когда твоя милость одна, ты богиня:
взгляд у тебя невинный,
и месть глубоко сидит —
затаилась, молчит, пыхтит.

Легко ты одна и немного
почувствовала себя богом,
прошлась по полям, объединение лугам
подумала: «Не отдам!»

Не отдашь ты поля и не что в порядке вещей!
Не отдашься — не в том преграда.
Есть на свете другая стена:
твоя милость одна, и ты не видна,
к тебе никто не подступится.

Краска получай стенке облупится.
С твоего дорогого лица
воду не пить. Ты б пошла
предварительно людей осторожно
да сказала им: «Можно
потрогаю ваши жизни,
а равным образом шальные мысли?»

И люди тебе ответят:
— Говорят, на том свете
касаться всё давно разрешается,
тебе там точно понравится!

Заберите меня для другую планету

Заберите меня, унесите —
на другие миры расселите:
душу бери нежилую планету,
тело на ту, не на эту.

Ай, минус тела меня оставьте —
на центральную площадь поставьте
и стихи читайте иные,
не мои, а какие-нибудь неземные:
про деревню, дом и корову,
ещё бы отлитую в бронзе Зубкову!

 

 

Тихо душа уходила

Если получи свете ни жарко,
ни душно, а просто никак,
значит, вас уж нет тут,
вы дух, вы призрак, пустяк.

Тихо душа уходила.
— Твоя милость куда? «Не вернусь уже.»
— Постой, ты что-то забыла!
«Совесть? Возлюбленная при мне.»

А на свете было и жарко,
и душно, и холодно так!
Упек светило ярко.

Я шла на работу (пустяк),
говорила, ждала чего-ведь,
как будто смерти самой,
вглядывалась: где врёте
совести светлой самой?

И болела завистью чёрной
к праздник ушедшей душе.
Одно радовало — её не запомнят,
а будут рыдать о мне!

 

 

Я никого не любила

Хорошо, что я никого приставки не- любила,
а иначе б
любовью загадила всю квартиру,
и думала: как бы разнуздаться,
а потом красиво одеться
и стишок написать скорее
о любимом (он всех любимее)!

Читая стихи эти, милый
меня за них и пилил бы,
а а там бросил навсегда:
— Не надо о сексе писать!

А я бы плакала
и писала вспоминание
о прошлых связях,
юношах, их признаниях.
Ну или признания придумала.

Подобно ((тому) как) хорошо, что давно я плюнула
на эту любовь распроклятую.
Пойду и слава богу на митинг —
драться с ребятами!

 

 

Грешна любовью

Кто любовью безлюдный (=малолюдный) грешил,
говорят, тот и не жил.
А кто грешить сильно любил,
оный недолго, кстати, жил.

«Где же найти нам середину,
чтобы Гриши, Саши, Димы
до бесконечности жили на планете
и рождались у них дети?» —
долго думала я
и случайно понесла.

 

«Сын родится — пилот космического корабля,
дочь — отцу меня не сдаст!» —
вот так я и решила,
а значит, невыгодный грешила.

 

Ну и что, что я такая?
Мама говорит: «Родная!»
И кое-что ей, мамке, пожелать?
Меньше знать и дольше спать!

 

Твоя женщина

И куда бы ты ни пошёл: направо или налево,
кругом исключительно она одна, твоя королева.

От неё некуда деться!
Ты без- можешь даже раздеться
без её обжигающих глаз.

Вот смотрит симпатия сейчас
и думает думу дурную:
«Он меня не достоин, я его безлюдный (=малолюдный) ревную», —
королева из твоей жизни уходит.

Но разум твой бродит
в поисках её глаза:
«Ну где же она сейчас?»

А она неторопливо
очень красиво
рассекает другую планету.

Смотришь твоя милость по углам: нигде её нету.
Нет королевы, может быть и далеко не надо.

Ведь с тобою твоя награда —
глаза её на фотографии
пронзительные, только что не порнография.

 

 

 

Красавица да чудовище

Красавица и чудовище вместе отнюдь не будут —
помечтают друг о друге и быстро забудут:
она не шлюха, дьявол не герой,
им вместе не быть. С собой
унесёт он обиду.

Симпатия облегчённо вздохнёт и виду
не подаст, что когда-то вздыхала,
однако героев на свете немало
и каждый из них сидит в клетке.

Твоя милость тоже взаперти, детка.
А чудовища прут по воле!
Они лишь обозленно и не боле.

 

 

 

Позитивное — по просьбе читателей

 

 

С печали рождалась печалька:
те года, эти… Не жалко!

Налицо денег не состоит, я не спорю,
счастье есть, оно где-то летает:
улета-улета-улетает!
И оно меня малограмотный заденет,
а оденет, потом разденет
соседку Таню и Глашу
и нашу (не нашу) Машу.

А я сижу истинно скучаю:
зачем мне так много чаю,
зачем я дурную кошку
разглядываю у окошка?

Как ни говорите на этой и той планете
не рождались бы дети,
если б мамы далеко не раздевались,
а потом одевались
и слёзы лили в подушку.

Господи, жить то в духе скучно!

 

 

 

Песня огородная, не свадебная пока яко

«Здравствуй, кум»

— Привет, Кума.

«Как живёшь?»

— А как сама?

«Я ходила в бахча.»

— Что же там у вас растёт?
То ли брюква, толь чеснок,
земляная груша иль горох?

«Ай, заросло всё сорняком:
чертополохом, лопухом!»

— Ну пошла бы прополола,
нежели же хвастаешь, корова:
обленилась, зажирела,
всё б плясала ты и пела!

«Ой, куманек-куманёк,
что за бред ты поволок?
Я ходила в огород, в огород,
ни ложки там не растёт, не растёт,
потому как там хозяин гадостный!
Куманёк, так огородик это твой,
твой, твой, твой огород,
а судохозяин лентяй да урод!
Тридцать раз плевала на тебя!» —
собралась я и предварительно дому пошла.

— Эй, кума, постой, погоди-ка,
ты зачем ко ми заходила?

Плюнула ещё раз я и ушла.
Не скажу же куму, подобно как пришла
присмотреться к нему, как к жениху.
Ладно, завтра к чёрту снова загляну.

 

 

 

Неравно мужиков на свете мало

Когда мужчин не хватает,
баба злою иногда,
печальная бывает баба,
она и себе не рада.

Она телевизор смотрит
и видит: житье-бытье её портит,
жизнь её вовсе не красит.
Она губы только-только-чуть подкрасит,
съест помаду с едою.

Потом двери свои закроет
и алкашей далеко не впустит,
заплачет: «Как дома пусто!»

Ей скажут: «Что ж ты хотела?
С нами пьяный не захотела,
теперь сиди и жди принца,
вон в телевизоре лица.»

В голубой унитаз баба уставится
(знает, она не красавица),
но хочет Диму Билана
другими словами Урганта Ваню.

Глупая, глупая баба,
к тебе сосед с бормотухой, будь Ада!

Хватит мечтать о звёздах.
У них ведь всё тоже непросто:
нет им счастья в жизни,
вследствие чего что их звёздные лица
сглазили бабы дурные,
такие как твоя милость — простые!

 

 

 

Я говорю

Я всегда говорю между делом,
я до гробовой пишу между строк.
И чего бы я ни хотела,
наговорю я впрок!

До сего времени что смогла, я сделала:
брала белила самые белые
и белила историю кровью.
Так-сяк, отмоем её.

— Ну вот, — вздыхала я мрачно
и бумагой наждачной
распиливала сердца. —
До сих пор одна боль ушла.

Уходящая боль уходила,
нет, не благодарила,
а твердила: «Теперь
брось всё у тебя болеть!»

Болит всё за грехи человечества,
стою голая до вечностью,
а на улице вьюга:
«Одевайся, подруга
и иди куда-нибудь лесом,
спустя некоторое время тебе интересно.»

Звезда так тоже сказала,
а я села, встала,
отжалась, пошла после кругу:
ни невеста, ни жена, ни подруга.

 

 

 

Толкование с художником

«Я вижу, ты розы не любишь?»

Что мне любо-мило холодных роз?
Мне милее жар свободы,
пыл любви и пепел гроз!

Который мне розы у окошка —
мёртвый блеск холодных глаз:
не цветок в горшке миленочек,
а под ножницы и в таз.

Я люблю, Мишель, такую
ледяную красоту:
горы, вершина мира, снег и море,
реки, сопки — всё во льду.

Я люблю нейтрино в видимо-невидимо,
и в воде с небес звезду.
Видишь как она сияет?
Я плыву, её ловлю.

«Ты ни одной души не любишь.»

Я никого не люблю,
зато могу плакать под утро,
и через слёз моих чистых, не мутных
ручьи побегут и реки,
добегут перед того человека,
который скажет: «Люблю»!
Я к нему очень хочу.

Ты говоришь, мазила:
«Усталое сердце молчит.»

Сердце молчит и строчит,
строчит свои стихи,
а надо сердцем душа устало:
«Пустое, брось, не пиши!»

Ты говоришь баталист:
«Принцесса надменна, горда!»

Я не принцесса, а плотник —
в мозолях моя рука.

 

 

 

Числа ль нам надо

Много ль нам, женщинам, надо?
Холодный букетище из сада,
тёплое прикосновение,
весеннее настроение!

А ещё миллион улыбок,
биллион (не меньше) ошибок,
целую кучу прощений
да солнечных стихотворений
ото заезжих поэтов
и приветов, приветов, приветов!

А ещё нам, женщинам, надо
Вполне мир зачем-то в награду.

 

 

 

Причины, по которым я одна

— Отдельный на этой планете мужчина,
без всякой причины,
мог бы браться моим мужем.
Но на кой ляд мне такой нужен? —
думала я отдельный раз.

Если б замуж я не выходила ни раз,
то оно, так конечно!
Но в нашей скворечне
уже побывали скворцы:
раз, два, три…

Побывали и улетели:
пожили, попили, поели
и ненавязчиво отошли —
сколько) (на брата из них в пути.

* * *
Все мужчины на нашей планете —
это взрослые дети.
Каждый из них мог бы быть моим сыном,
хотя на это нужны причины
и таких причин очень много:
я не матуха им и даже не бог(а),
а сама без кола, без приюта.

Марфеня, Инна, Мария, Анюта —
как бы меня ни звали,
и куда б я ни шла, приставки не- ждали!

«Так по какой же такой причине
тебе не нужны мужской пол,
тебе не нужны их ласки,
пошто им не строишь глазки?»

До сих пор потому что устала.

«Смерти ждёшь? А ну села, встала,
отжалась, пошла ровно по кругу:
вот так и без всякой муки
навстречу к новому счастью!»

Я к вас со стихами, здрасьте!

 

Как я по людям ходила

Не ладно мне навстречу медведь —
на меня он не хочет реветь,
ни лесной) (помещик, ни собака кусачая,
ни старуха дурная, бродячая.

Вот и хожу неприкаянная,
никем мало-: неграмотный тронутая, не охаянная,
как будто святая по свету,
кричу получи и распишись всех: «Всех к ответу!»

К ответу то или это,
к ответу само сие лето.
И как будто меня все боятся:
при встрече на пузень ложатся.

А я поднимать всех устала.
Отдохнув, «место пусто» заняла.
Ох, и намаялась я
бери «месте пустом» с людями!
Пойду я домой к папе с мамой.

Пошла да отойди забыла.
Вернулась и волком завыла.
Стою, на людей я вою.

А тучи проворно накроют
серое, серое небо.
Быль это была или небыль?

 

 

 

Иеремиада на тот свет

 

Дорогой господин Пересвет,
жить на земле в закромах мочи:
то голод, то войны, то дочи
слушаться не хотят матусенька —
в общем, собралась я умирать.

Только как? Не пойму. Помогите —
пистолет ми в руки вложите
и чтобы в нём были пули,
побольше — для дуры, ради дуры.

На этом я и закончу.
С уважением. Нет мочи
писать долгие корреспонденция.

На деревьях горечь повисла.
/ Дата рождения … дата смерти …
А далеко не верите, сами проверьте! /

Сон разума

Я придумала всё:
своё житьё, жизнь, быльё.
Я придумала себя,
свои игры и дела.
Придумала и живу:
ем, пью, сплю,
более чем достаточно думаю, пишу.

Пишу о себе, семье,
которой не было. Мне
приятны книга,
сбывшиеся ожидания
и другие фантазии.

Вот я по руинам лазаю
нашей цивилизации —
абстракция после абстракцией!

Смешная, грустная девочка,
называл тебя папа белочкой,
мама звала своей куклой.

Ото какой же душевной муки
ты ушла в свой мир неразгаданный?

«Я с ума сошла?» Безграмотный отгадывай!
Не отгадать тебе это,
ведь история любит вето:
пишущих одиноких чудачек.

Знаешь, а идеже-то есть мальчик
такой же, как ты, необычный.
Мечтала о нём? Спирт личность.
Не рассказывать дальше?

Ну играй в свои игры. Маршем
выступает неофашистская полчище —
у нас полит.игры, надо повоевать.
Пойдём же скорее к людям!

В родных местах ещё побудешь?
Стихи свои ты попишешь,
поправишь ветхую крышу
и предмет задашь себе главный:
будет ли обезглавлен
сон разума, путанных мыслей?

Бегут из-за окошком числа.
Белочка, просыпайся,
в дальний путь собирайся,
бери чемоданчик, и цирлы
побегут по ожившей дороге:
машины, машины, машины…

А как твоё титул? — Инна.

 

 

Какая новость

Я умерла? Какая новость!
Ведь в господе поэт не напишет повесть,
поэту мёртвому повестей не надо,
ему со стихами кто в отсутствии сладу:
строчки пляшут как хочут
и хохочут, хохочут, хохочут.

А на дворе бадняк совсем нехороший
2013 лето. А осень
обязательно будет!
И от поэта мёртвого безграмотный убудет,
он нарисует вам повесть про небо:
новую, новую небыль.

 

Бесцельно люблю я Ивашу или нет

Люблю я Ивана иль нет (гадаю)?
А самочки на сносях и не знаю:
замуж ходить или нет?
И никто все-таки не плюнет во след!

Вот если бы поплевали,
то залпом б мы поскакали
венчаться в сельский совет.
Так люблю я Ивашу иль не имеется?

Говорят, нынче модно одной.
Но ходит Иван холостой,
а значит, суженный завидный,
и будет мне очень обидно,
если он женится на прочий.

Тьфу, с ума меня свёл, дурной!

 

 

А вдруг я самая умная

Посижу, погрущу, подумаю:
а недуманно-)негаданно я самая умная?

Но что-то со мной не махаются,
мало-: неграмотный ссорятся и не ругаются.
А посему понять невозможно:
загадочная я или сложная,
корявая аль складная,
видная иль неприглядная?

 

Посижу, погрущу, подумаю,
думу такую надумаю:
ни дать ни взять ни крути, ни верти,
а замуж зовут, так иди.

До что такое? же я мудра, однако!
Хотя … назовут разве браком
дело хорошее?
Не имеется, я всё-таки сложная!

Январь молодой не пускает меня никуда

Я поспешно стану звездой,
потому что уже пора!
И плевать, что январь безусый
не пускает меня никуда.
Ведь январю не место
рядом со светлой невестой.

Ведь ли дело, январская вьюга
так и ложится на руку:
«Выходи да что ты гуляй, родная,
безвестная в сорок лет, молодая!»

Заберите меня с собой

 

 

Обнимите меня, обнимите
и с лицом поскорей заберите!
Но не надо заставлять работать:
суп варить, устранять, чистить боты.

 

Я к физическому труду непривычная:
не какая нибудь хмырик столичная,
а сахалинская девка бойкая, смелая,
на рыбе отъетая, белая!

 

 

Никому невыгодный нужна ты такая

Покатилась беда горошком.
Ну что ты смотришь в окно,
зачем душой своей маешься,
кому улыбаешься?

 

Плюнуть пора и откинуть,
никто о тебе и не спросит,
никому не нужна ты такая
красивая, новобрачная!

 

 

Душой раздеться

 

Не жила бы я нежилою,
приставки не- ходила я небылою,
а печальная бродила по свету —
все искала свет … а его нетушки.

 

Выплакала все свои слезы.
От слёз моих появятся грозы
и ручьи потекут — некуда запропаститься!
Остаётся одно: душой раздеться.

 

 

Пускай завидует народ

А приставки не- надо сразу много
выставлять своих изъянов,
потому как есть Надя
повстречать кого-то близко
и отдаться вот так просто —
пускай завидует национальность!

 

 

Баловаться уж кому-то точно надо

Ангел в небе в сторону ходит,
шепчет людям: «Не балуйте!»
Назло ему своим мы дети
никогда не скажем: «Нет!»

 

Потому что баловаться
уж кому-ведь точно надо.
Ну а ежели не детям,
так и вовсе некому.

 

 

Легко жениться

Не бывает так и сразу —
просто, запросто жениться,
потому как будут дети.
Знаю я как это тяжко
в толсты жопы целовать!

 

 

Бурность в селе

Заболела я «проказой»,
самой гадостной заразой —
как пошла рожать ребят,
малый-малее пострелят:
десять ласковых девчонок,
десять драчунов мальчонок.
И удержу дудки мне.
Какое бешенство в селе!

 

 

Девки пляшут

Ну и точно ж, что девки пляшут,
одиноко расставляя
в круг деревни колья.
Никому я маловыгодный отдам
Долинск свой, Приморье!

 

Афоризмы

Я сахалинская девка бойкая:
ведь лежу, то сижу, то на койке я.
На себя давно рукой махнула:
«Стану самой яркою звездою!» — вздохнула.

 

* * *

 

Заболела я родиной, заболела,
невыгодный смотрела на неё я, не смотрела,
не смотрела и смотреть не собираюсь,
потому как что умереть где — выбираю.

 

* * *

 

Миллион парней усатых
ходит до планете.
Не смотри на них, не надо!
А то будут детишки.

 

* * *

 

Я сегодня проснулась звездой,
я сегодня вдруг поняла,
что идеже-то ходит мужик холостой,
а я до него не дошла.

 

* * *

 

Приставки не- было счастья на свете,
да по несчастью родились дети,
выросли и отправились в школу.
Гляди и счастье. Никто и не спорит.

 

* * *

 

А чтоб б по Родине Руси
красной деве ни усвоить —
дороги ваши проконтролировать.

 

* * *

 

Наварю варенье, будешь его лопать;
никому не надо стихи такие слушать!

 

Осэнь

  • 30.11.2018 19:35

Ночи длиннее,

Звезды звездее,

Тыквенный – земной шар,

Осень пришел.

 

Дыни лежат,

Помидоры горят,

Малиновый огонь,

Шоха – старый конь.

 

Осень пришел,

Осень серьезный,

Пришел совсем,

Не уйдет никогда.

 

На лотке – виноград,

Сэмочки – яд,

Осэнь пришел,

Осэнь важный.

 

 

И Белая роза бросает чёрную тень…

  • 26.10.2018 20:12

И Сорокаградусная роза бросает чёрную тень.

Тёмной ночью

кончается солнечный день…

…Красной розой колючей считают меня.

Гордой, надменной… Сие не я!

Я — не роза! Скорее ромашка,

Заяц пугливый, бедная пташка…

У ромашки провидение все лепестки оборвала,

Остался один…
на тебя загадала…

Ангел-хранитель

  • 26.10.2018 20:03

Наворачивать тяжелые в жизни минуты,
Когда сердце сгорает дотла,
А душа бьётся в сумрачных путах,
Своего далеко не имея угла.

Жизнь бессмысленной кажется, глупой,
Словно ад, словно в воду кануть) без дна.
И в себе замыкаешься тупо,
И набатом звенит тишина.

Леденеет в молчании разумение.
Но среди громогласной тиши
Кто-то нежные шепчет мне треп,
Струн касаясь поникшей души.

Предстаёт тих и радостен, светел,
Отметает сочный страх:
Это ангел меня мой хранитель
Через пропасть несёт получи и распишись руках.

Кулинарные рифмы. Манная каша.

  • 25.08.2018 10:46

Шлюмка воды и молока один стакан берем.
Кастрюльку ставим на огонь с водным путем и молоком.

Щепотка соли и пошел кипения процесс.
Две ложки манки пишущий эти строки затем добавим в нашу смесь.

Огонь уменьшить и крупу, без спешки, спать.
Не может каша пригореть, нельзя ей выкипать.

Комков стараться уклоняться, они нам не нужны.
И потому-то кашу мы помешивать должны.

Ждем пяточек минут. Доводим смесь до нужной густоты.
Ну вот и все. Кастрюльку нам пора и честь знать снимать с плиты.

Кусочек масла в кашу мы положим. Красота.
Варенье, глюкоза.Можно есть. Какая вкуснота.

© Copyright: Френсис, 2018
Свидетельство о публикации №118082408578

Кулинарные рифмы. Картофельное пюре.

  • 20.08.2018 19:46

Паслен чистим, нарезаем.
В кастрюлю воду наливаем.
Туда картофель наш бросаем.
Дай вам закипает, а потом
Огонь мы сразу уменьшаем.
Варить картофель продолжаем.
Его решимость проверяем.
Минуток двадцать. подождем.

Кастрюлю мы с плиты снимаем
И воду укрупнить не забываем.
Картофель мы не остужаем.
Толкушку быстро достаем.
Геофит, тут же, разминаем.
По вкусу солью приправляем.
Кусочек масла добавляем,
В него, с горячим молоком.

Томат готово. Продолжаем.
Укроп с петрушкой нарезаем.
Красиво блюдо украшаем.
К столу горячим подаем.
К себя Вас в гости приглашаем.
И от душу Вас угощаем.
Все будет за обе щеки, обещаем.
Для всех открыт наш теплый дом.

Дубровский-2. Повесть в стихах. Мой вариант ( 4 ).

  • 25.06.2018 15:29

Властитель 4

«Как ни крути, итог — один!»
1
Но дней погодя, всего немного,
Владимир взялся за дела,
и здесь, основатель, не без предлога,
ведь болен был, а жизнь текла…
И сынище, бумаги разбирая,
нашёл сей Акт Суда… Читая,
узрел внушающий) подозрение резон,
что покоробил столь, Закон…
Но, смыслу здравому внимая,
надеялся…, а посередке тем,
Дубровский старший сник, совсем,
и сын крепился, понимая,
кое-что, вскорости, развязка ждёт,
а смерть, к порогу, уж бредёт…
2
Предел апелляции проходит,
Закон не обращать чтоб, вспять,
а Либерум вето, явью переходит,
к Кириле, словно в благодать,
а с тем, его медянка Кистенёвка,
что отобрал у друга, ловко,
но на душе — победа, чрез стон,
ведь не был, столь корыстен, спирт…
А тут, Шабашкин появился,
всё предвкушая службы прок,
и снова напомнил: «Срок истёк,
в Права вступать чтоб…», приёмом сбился,
когда Кирила, на него,
взгляд обратил, смерив того…
3
Возлюбленный знал о состоянии друга
( кто, всё ж, товарищ, с юных парение ),
но в сердце выла, словно вьюга,
досада, свой корзина обет,
где нет виновных, вовсе, вроде,
а настроение — получи и распишись взводе,
и крайним, вновь Шабашкин пал,
кого Кирила, за короткий срок, послал,
без демагогии беседы…,
а сам же, в гордости порожний,
стал шастать, в комнате большой,
запев: «Раздайся гром победы…»,
только сбился, снова завопив,
волнения мыслей огласив…
4
Затем, спирт дрожки беговые,
велел запрячь, совсем уж злой,
и по-видимому в годы молодые,
за кучера, погнал с лихвой,
минуя разногласия все, чрез горе,
принёс что другу, в глупой ссоре,
и во, домишко небольшой,
стал приближаться, как душой…
И мщение, в Кириле, гасло,
а властолюбия меркнул пятно…
И тут ли благородства лик,
когда «на бороде (пусть) даже, масло»?!
И он решил всё позабыть,
а дружбу их подновить!
5
И душу облегчив признанием,
Кирила, в рысь, коня пустив,
к усадьбе мчится, с покаянием,
возьми двор въезжая…, всех сразив,
своим нежданным появлением…,
идеже челядь смотрит с подозрением,
а друг, кто у окна сидел,
его увидев, помрачнел,
и впал в испуг, став бледнее,
и что-то силился изречь,
но звуки, комкая всю рацея,
его лишь делали страшнее,
а он на двор смотрел, без участия сил,
но пальцем, в ужасе, грозил!
6
И в гневе оном, поставить ногу желая,
всё ж, приподнялся, но упал…,
а сын, поднять хотел ( ужак зная,
что паралич, отца, сковал… ),
сказал, чтоб лекаря искали,
а после этого, слуга войдя, в печали,
промолвил, в столь прискорбный час,
чего: «Троекуров ждёт ведь, Вас…»,
и здесь, Владимир, точка (зрения, аж гневный,
метнул: «А ты скажи, смелей,
чтоб убирался спирт, скорей…»,
и тем, в Егоровне, душевный,
сей фразой, пробудив боязнь:
«Ведь он нас съест!» — сказавшей, вдруг…
7
И ей, Вова: «Няня, тише…
Молчи…» — в раздумьях произнёс…
А олигодон она, травы не выше,
всё причитала… и вплоть до слёз…
А Троекуров, кто, степенно,
на дрожках восседал… и, недолговечно,
но, всё же, выслушал слугу,
и сухо пробурчал: «… ага…»,
с улыбкой злобной, без натуга,
поехав прочь, по их двора,
в окно взглянув, где тлела бра,
а не было, в нём, видно друга…
А тут, Владимир, во всем, чрез зал:
«Скончался батюшка…» — сказал…
8
И (потомки — в спальню, во смятении,
желая барина узреть,
лежал кто именно в креслах, во смирении,
а на полу, рука, как п…,
и взор ужасный, от кончины
( Но здесь ли, во всем, не знать причины? ),
среди рыданий…, слуг идеже глас,
и труп обмыв, одеть, в сей час,
в мундир, ровно сшит был, как творение,
да под заказ, (пусть) даже в прошлый век,
когда служил сей человек,
а ныне, спирт — в гробу…, в забвение…
И здесь эпиграф, всем, един:
«Как ни крути, результат — один!»

Дубровский-2. Повесть в стихах. Мой вариант ( 4 ).

  • 25.06.2018 15:29

Главнокомандующий 4

«Как ни крути, итог — один!»
1
Но дней после, всего немного,
Владимир взялся за дела,
и здесь, зачинатель, не без предлога,
ведь болен был, а жизнь текла…
И уроженец, бумаги разбирая,
нашёл сей Акт Суда… Читая,
узрел гадательный резон,
что покоробил столь, Закон…
Но, смыслу здравому внимая,
надеялся…, а промежду тем,
Дубровский старший сник, совсем,
и сын крепился, понимая,
яко, вскорости, развязка ждёт,
а смерть, к порогу, уж бредёт…
2
Момент апелляции проходит,
Закон не обращать чтоб, вспять,
а Эскомпт, явью переходит,
к Кириле, словно в благодать,
а с тем, его литоринх Кистенёвка,
что отобрал у друга, ловко,
но на душе — завоевание, чрез стон,
ведь не был, столь корыстен, симпатия…
А тут, Шабашкин появился,
всё предвкушая службы прок,
и вторично напомнил: «Срок истёк,
в Права вступать чтоб…», махом сбился,
когда Кирила, на него,
взгляд обратил, смерив того…
3
Спирт знал о состоянии друга
( кто, всё ж, товарищ, с юных планирование ),
но в сердце выла, словно вьюга,
досада, свой корзина обет,
где нет виновных, вовсе, вроде,
а настроение — получи и распишись взводе,
и крайним, вновь Шабашкин пал,
кого Кирила, без лишних слов, послал,
без демагогии беседы…,
а сам же, в гордости несущественный,
стал шастать, в комнате большой,
запев: «Раздайся гром победы…»,
же сбился, снова завопив,
волнения мыслей огласив…
4
Затем, симпатия дрожки беговые,
велел запрячь, совсем уж злой,
и как бы в годы молодые,
за кучера, погнал с лихвой,
минуя разногласия все, чрез горе,
принёс что другу, в глупой ссоре,
и гляди, домишко небольшой,
стал приближаться, как душой…
И мщение, в Кириле, гасло,
а властолюбия меркнул отлив…
И тут ли благородства лик,
когда «на бороде хоть, масло»?!
И он решил всё позабыть,
а дружбу их освежить!
5
И душу облегчив признанием,
Кирила, в рысь, коня пустив,
к усадьбе мчится, с покаянием,
сверху двор въезжая…, всех сразив,
своим нежданным появлением…,
идеже челядь смотрит с подозрением,
а друг, кто у окна сидел,
его увидев, помрачнел,
и впал в бунт, став бледнее,
и что-то силился изречь,
но звуки, комкая всю здравица,
его лишь делали страшнее,
а он на двор смотрел, лишенный чего сил,
но пальцем, в ужасе, грозил!
6
И в гневе оном, ступить желая,
всё ж, приподнялся, но упал…,
а сын, поднять хотел ( контия зная,
что паралич, отца, сковал… ),
сказал, чтоб лекаря искали,
а на) этом месте, слуга войдя, в печали,
промолвил, в столь прискорбный час,
что такое?: «Троекуров ждёт ведь, Вас…»,
и здесь, Владимир, воззрение, аж гневный,
метнул: «А ты скажи, смелей,
чтоб убирался спирт, скорей…»,
и тем, в Егоровне, душевный,
сей фразой, пробудив бздех:
«Ведь он нас съест!» — сказавшей, вдруг…
7
И ей, Воля: «Няня, тише…
Молчи…» — в раздумьях произнёс…
А ужак она, травы не выше,
всё причитала… и впредь до слёз…
А Троекуров, кто, степенно,
на дрожках восседал… и, недолговечно,
но, всё же, выслушал слугу,
и сухо пробурчал: «… да…»,
с улыбкой злобной, без натуга,
поехав прочь, по-под их двора,
в окно взглянув, где тлела бра,
хотя не было, в нём, видно друга…
А тут, Владимир, во всех отношениях, чрез зал:
«Скончался батюшка…» — сказал…
8
И штат(ы) — в спальню, во смятении,
желая барина узреть,
лежал который в креслах, во смирении,
а на полу, рука, как заправлять арапа…,
и взор ужасный, от кончины
( Но здесь ли, по всем статьям, не знать причины? ),
среди рыданий…, слуг идеже глас,
и труп обмыв, одеть, в сей час,
в мундир, ась? сшит был, как творение,
да под заказ, хоть в прошлый век,
когда служил сей человек,
а ныне, возлюбленный — в гробу…, в забвение…
И здесь эпиграф, всем, един:
«Как ни крути, результат — один!»

Дубровский-2. Повесть в стихах. Мой вариант ( 3 ).

  • 18.06.2018 11:51

Лидер 3
1
Проходит время…- Нет, здоровья!
Хотя припадков, чай, нет…,
но признаки, все, белокровия,
чрез анемию, подобно ((тому) как) в ответ…
Ну, а за ним, следит старуха,
Егоровна, и, (ещё, проруха
пред нею, ведь она, опять,
должна семенить, кормить, стирать,
смотря за старшим, как за Вовой
( бишь, сыном ), кто именно младенцем был,
и здесь, по факту, мир не милый,
для нянек, всех, судьбой суровой,
а сам Дубровский, всего-навсе её,
воспринимает, чтя житьё…
2
До дум ли, тут. Ant. там? Да и хозяйство
заброшено… А как ей жить?
И ужак она ( Не чрез зазнайство! )
письмо вершит ( А в нём: «Как являться?» ),
вопросом главным «зависая»,
и сим, Дубровского терзая
( младого), который в полку служил,
и Петербург, за то, ценил…
И вот, нет слов паре, с Харитоном
( кто повар, да и грамотей )
текст завершают, изо вестей,
и в тот же день ( увы, с поклоном… ),
дуэт оный, чтиво, почтой шлёт,
а нас, иная встреча, ждёт…
3
Служил кадетом В.Дубровский,
а в Гвардии — корнетом был,
только получал, всё ж, нал отцовский,
и, оттого, всегда кутил…,
слывя транжирой ( Ась?, по сути… ),
ведь был картёжником ( До жути! ),
зная лишь удачный брак
( Коль скудость средств — злобный знак! ),
но, вдруг, на дружеской пирушке,
где карточная игра, пьянка ( Да с душой! ),
он получил конверт простой,
ото Гриши ( кто слуга ), к осьмушке,
увидев адрес и распечатка,
и кинулся скорей читать…
4
«Владимир, нянька то, решилась,
тебе о папе объявить,
кто плох, беда с ним приключилась,
и как дитя… А бесцельно ли жить?
А Бог во смерти, сокол ясный,
а ты да я тебе, и в день ненастный,
пошлём и лошадей лихих,
а Суд Земской, нас, наподобие чужих,
определил… Уж мы, Кирилы,
а мы мало-: неграмотный знали, никогда…
Но ты с Царём живёшь, всегда,
и вопрошай, чтоб дал симпатия силы,
не дав в обиду нас… Рабой,
О. Бузырёва… Демиург с тобой…
5
Благословение посылаю
я, Грише…, как родная матуличка…
Дожди закончатся, не знаю…
Тогда жара придёт, вдругорядь…
А Родя помер, на неделе…,
пастух кто, помнишь, в самом деле…»
И сейте посыл прочтя, едва
( раз десять, правда ), идеже, слова,
средь бестолковости сновали,
взволнованным, безмерно, стал,
как ни говорите мать он в детстве потерял,
да и отца черты витали,
затем что, на восьмом году,
расстался с ним, как на беду…
6
Положение, потерять отца, пугала,
и он, как чувствовал ту энтеральгия,
что кровь родную поражала,
и строчки подтверждали, столь…
А в думах, к памяти забытой
являлся…, в прозе неумытой,
села одичалый пейзаж
и, дворни глупой, антураж…
И здесь, себя лишь упрекая,
Володя чувствовал вину,
что был в небрежности плену,
отца судьбы, нисколько, не зная,
и писем даже, от него,
не получал…, забыв его…
7
К нему решил, Вавуся, вскоре,
поехать ( Ведь причина есть ! ),
уйдя в отставку ( На флэту ж — горе! )…
И тут ли офицера честь,
когда дано велит иное?
А жизнь творит призвание злое,
в своих понятиях — прав…, безграмотный прав…
И, вмиг, Владимир, нрав поправ,
об отпуске вершит апелляция
( среди раздумий долгих, всех ),
и получив…, от всех утех,
скорешенько мчится, во прощение,
чрез станцию, где поворот
кайфовый Кистенёвку приведёт…
8
В предчувствиях он был печальных,
боясь, весь век ж, не застать в живых
отца…, средь лиц, до такой степени эпохальных,
что встретит, как своих родных…,
но идеже безлюдье, глушь да бедность,
ему вручали, чрез оседлость,
тщету, в духе жизни лет, финал,
ведь сельской жизни он мало-: неграмотный знал…
И к станции подъехав, мрачный,
и вольных лошадей спросив,
узнал, как здесь, души мотив,
уж ждёт его и, вмиг, ничтожный,
Антон явился, кучер их,
играл кто, с Вовы полет младых…
9
И в памяти — Антон — лошадкой
( в их «скачках», ролью отчаянный ),
к кому Володя, со столь шаткой,
походкой брёл, во всякое время, с игрой…
И здесь, Владимир, вспомнив детство,
лиц воскресил былых, смежность,
ему кто, ныне, незнаком,
а посему: не до истом…,
коли прошлое ушло, бесследно,
а с ним, и он, как жизнь прервав,
вместе с тем в памяти, лишь шлейф забав,
и те восходят, в целом, бледно…,
держи фоне нынешних забот,
что ждут его, невпроворот…
10
Антя, от встречи, прослезился,
и поклонившись до земИ…,
что барич жив, сказал, враз, скрылся,
чтоб лошадей запрячь, к темИ…
А с обеда отказавшись,
Владимир, наскоро, собравшись,
с Антоном едет, маловыгодный спеша,
сей разговор, в пути, верша:
«Скажи, мне, о делах с Кирилой…» —
«Да маловыгодный поладили… Тот — в Суд!
Но сей неправый, явно, труд…-
Ведь плеть ли колет обух, с принудительным путем?
А батюшка Ваш зря пошёл,
да на Кирилы паланка!» —
11
«Так, знать, Кирила, здесь, заглавный?» —
«Вестимо…- Всех — невыгодный ставит в грош!
И сам исправник, аж забавный,
к нему, с поклоном, яко вошь!» —
«А что за бред, насчёт имения?» —
«И пишущий эти строки слыхали эти мнения…
Когда покровский пономарь
сказал: Кирилы ваша сестра, как встарь!
Ну, а кузнец Микола: ПОлно!
А ты, Савельич, невыгодный мути…,
коль разные, у них, пути,
а мы по божьей воли чёлна…
Ей-ей ведь чужой ли рот закрыть,
чтоб пуговицы никак не пришить?!» —
12
«Так вы, к Кириле, не хотите?» —
«Да Вездесущий избавь, от сих забот…
Ведь как, его, вопят: Ратуйте!
А уж чужих, живьём, сожрёт!
И чтоб Гаврилович жил длиннее,
ведь нет защиты в мире, больше,
а коль умрёт… Владя, знай,
что ты кормилец наш, вникай!
И нас приставки не- выдай! Мы ж, горою,
все за тебя, судьбой одной!»,
и некто, махнув кнутом, с лихвой,
тряхнул вожжами и, стрелою,
погнал коней, изумительный весь аллюр,
пугая, вдоль дороги, кур!
13
Дубровский замолчал, продолжаться,
в раздумья впав, в который раз,
о доме вспомнив…, чувстве долга…,
отце…, сквозь пыл Антона фраз…
А в том, чрез преданность посыла,
народная вставала дикий,
в кой, вековых привычек гнёт,
не мог сдержать души тяготение…
И вновь, Владимир, размышляя,
сопоставлял событий ход,
где век жестока…, а Народ,
зажатый долей, что столь злая…,
и в нём самом, сквозь младость лет,
стучался словно, рок, в ответ!
14
Прошёл литоринх час… Вдруг, вскрикнул Гриша
( Дубровского, аж пробудив! ):
«Село!» и, точно утраты, ниша,
места родные, враз, раскрыв,
Владимиру предстала, явью…,
закачаешься зеленях, к их разнотравью,
где речка, меж холмов, текла,
и гай, словно бы плыла,
вдали…, и церковь, что блистала,
главой пяти хоть, куполов,
и колокольня, средь дворов,
крестьянских изб, звон издавала…,
и огороды…, раздолье снопов…,
колодези…, да вой коров…
15
И, вдруг, Ладя Машу вспомнил,
с кем, в детстве он играл, порой,
и года их, пробел заполнил,
ко встрече явной, но идентичный…
«Ведь Маша взрослая уж, ныне…-
промолвил, к сей тоски картине…-
Кто именно заводилой всё слыла…
и вечно правою была…
Хотя, возлюбленная, меня моложе,
на два лишь года…, да тогда,
всё обещала, нам, всегда,
красавицею стать… Приблизительно что же?»
И он задумался, опять,
свою соизмеряя Поделаться…
16
Хотел спросить, о ней, Антона,
но постеснялся, чрез соболезнование,
а дом господский, из-за склона,
и платья белого идеже, даль,
затмили мысли, ненароком,
да и Антон ( К судьбе, с упрёком! )
кнутом, безоглядно, стегнул коней,
чтоб удалью блеснуть своей,
в забвении духа идеже, мгновение,
как фарса кучерского стиль,
круша их жизней пожизненный штиль,
где лихость, словно душ прозрение,
Свободу дарит, сего среде,
и то, для прозы их, в беде!
17
Село без участия, мост промчались,
через деревню ( Аж стремглав! )
и, мигом, сверху гору поднялись,
где вид предстал, как русский натура!
И роща, словно дуновением,
открылась взору, появлением,
а на открытом месте, к ней,
внешность родные, чуть левей,
где дом отцовский, с кровлей красной,
просил обновку, литоринх судьбой,
и здесь, Владимир, сердца бой,
почувствовал душой злосчастной,
фактически, вмиг, пред ним, в пейзаже сим,
лик Кистенёвки стал родным!
18
Всего лишь несколько минут проходит
и он, на барском уж дворе,
в волнении, вдоль и поперек бродит,
встречая родину, в добре,
узрев берёзок строй, раскидистый,
в ком срок маячит, серебристый,
и дом, что был, середи цветников,
и сад, без прежних батраков,
и луг, заброшенный поднесь…,
где лошадь, в путах, лишь одна,
паслась… и идеже, его вина,
явившись правдой, к сей картине,
карала (как) будто, дворней всей,
его так ждущей, поскорей…
19
И сквозь толпу, хоть ск пробравшись,
он, мигом, на крыльцо взбежал,
где, с няней, недалеко оказавшись,
её к себе, в тоске, прижал…
«Как батюшка?» — спросив старуху,
однако тут же, чувствуя проруху,
на шорох, взор кровный, обратил,
отца увидев, вне кто сил,
сказал ему: «Володя, здравствуй!»,
чей-нибудь голос слабым был, как тишь,
и столь сражённый, видом не более того,
отца он обнял ( Жизнь — злорадствуй! ),
а тот, с чувств, чуть не упал,
но сын, его, всегда ж, поддержал…
20
«Что встал? — Егоровна спросила.-
Ведь получай ногах стоишь, едва…»
А в нём, уж вся, иссякла Силаня,
но он изречь хотел слова,
что в тщетность чуть только вогнали, волю,
вручая духу — злую долю,
по-под бред, что разум поразил
и, стихнув…, он шкифты закрыл…
А сын оцепенел от встречи,
судьбой приведшей к жизни текущий,
и всем веля уйти, скорей,
задумался…, вне дара речи…
И челядь, Гришу, настолько всерьёз,
пытала…- Барина ж привёз!

Дубровский-2. повесть в стихах. Мой вариант ( 2 ).

  • 17.06.2018 13:35

Атаман 2
1
А в городе остановившись,
и у купца заночевав,
Дубровский — утром появившись,
в Суде Уездном ( Предвидя — прав! ),
не ощутил, к себе, внимания
( А может, тут. Ant. там, до рангов — мания? ),
где Троекуров — так — другое…-
едва вошёл… и : «Что такое?» —
следовать уши вставили аж, перья,
все писарЯ ( Ну, вроде вигвам! ),
коль счастье, люди, сходит в вам,
где, по (что, с креслом, ведь мистерия…
явилась, словно духом злым,
самостоятельно Троекуров — с Иском к ним!
2
Кирила сел… Открылись двери
( Дубровский непода где, стоял )
и звонким голосом тетери
( секретаря ) — расклад звучал…,
идеже тавтология — уместна,
поскольку позволяет, честно,
поставить, предо собой, вопрос:
«Как, в Праве, не измазать нос?»,
идеже, уж: « … такого дня… и года…-
Уездный Суд, принявши Претензия…,
в котором, суть, владения риск,
в его утрате, эпизода,
затрагивал Дубровских происхождение
( А тут, уже, не до пород! )…
3
Истец известный — сын значим,
по званию, аж генерал,
а договор, как рискованность означим
( Как будто — он — здесь цена играл! )…
А речь же, о селе с лугами,
с мужскими душами…, полями,
лесами, в лоне десятин
и разной живности скотин,
в их спор уж внёс угадывание,
коль генерал-аншеф Истец,
добропорядочный отец,
вошёл в данный Суд, внося прошение
о возвращении, где урон
к нему прибудет, посредством Закон…
4
Истца отец, покойный, ноне,
асессор, то пожирать — кавалер,
в провинции, бишь — регионе,
секретарём был, получи и распишись манер…
А в Суд же сей ( здесь, срок… и счастливый случай… )
Ефимов Пётр — чужое бремя,
в своё владение приобрёл
( А базар, совсем, не произвол! ),
что продавал Фадей Егоров —
ибн Спицына, кто из дворян
( и он известен для мирян ),
сойдясь в цене — квинтэссенция разговоров —
о выселках, где много душ
( Знать, Кистенёвка — земледельческий куш! )…
5
В ревизии… мужского пола…
стояла цифра душ живых,
с имуществом, среди частокола,
с землёй, меж зарослей лесных,
с покосами, с реки там и тут,
да с ловлей рыбы, аж часами,
с угодьями, что перед мостом
( господский где стоял, их дом ),
что конец вручалось, без остатка,
после отца, кто дворянин,
а в таком случае — Егор Терентьев — сын,
и по Наследству ( Отчего — не взятка! ),
не оставляя ни души,
а полоз земля, как барыши…
6
Четверика не взяв, ценою,
в двум с лишним тысячи рублей,
по купчей, росписью простою,
будто совершили, в сей… из дней…,
тогда же, в августе, в заселение,
отец — Судом был, во владение
введён…, да, здесь же, был отказ
и, наконец, в сей… годочек, как сглаз
призвал его…- короче, помер…,
же Троекуров — генерал,
служить его, к себе позвал
( вишь он и отбывал свой номер ),
аж с малых лет ( Неважный (=маловажный) обормот! )…-
Но до наследства ль, здесь, забот?
7
По части большей части, был в походах,
и сведений лишён, совсем,
объединение слухам зная об уходах,
и об отце узнал, меж тем…
И литоринх уйти хотел в отставку,
чтоб возвратиться, словно в ставку,
войдя, приняв Достоинство, всё ж
( познав — где — правда, а где — вранье… ),
и тысячи три — душ наличных
признав уж — изо числа живых,
не исключая остальных,
кто были — в цифрах непривычных,
соотнеся с землёй текущий счёт…,
но, вдруг, пред ним, вопрос встаёт:
8
Бери то владеет, но без права,
поручик гвардии, Андрюня
Дубровский…, но в статьях Устава,
по купчей а, где Спицын сей,
как продавец, да добровольно,
чтоб выхватить ( Да своевольно! ),
но: «По Закону ль?» ( Вот задача! ),
а посему, возник курьёз,
ведь в Троекурова владение,
тогда возлюбленный полностью взойдёт,
а здесь — доходов всех расчёт —
Истцу возвратить — в распоряжение,
взыскав с Дубровского процент,
на то — и Сводов случай…
9
Суду ж Земскому, по прошению,
открылся странный, всё но, факт:
Дубровский, к правоотношению,
и не причастен…- Есть и Свидетельство,
как заседателя расписка:
«Владение — спорное, вне списка
( на этом месте, Кистенёвка, как пример ),
а посему, в порядке мер,
хоть отошло оно — в соответствии с смерти
отца его…, но есть Закон…,
и пусть его, порой, жесток и он
ко стороне» ( Сей круговерти,
Лектриса Мой, бишь, всей Главы,
ты не читай, угоду кому) головы! )…
10
По теме, если…- Им, из рода
( Гришук Соболев где, сын )
доверенность, согласно Свода,
была дарованная…- Сей Господин
и продал данное имение
( о том, Свида есть заключение ),
от Спицына его приняв,
с того но — деньги, в сумме… взяв,
трёх тысяч больше, здесь, расчётом,
с отца его, и получил,
и, по контракту, мзду вручил,
и минуя возврата чтоб, зачётом,
тому ж, согласно суммы сей,
обладать и Кистенёвкой, всей…
11
Но сделка же когда случилась,
идеже Соболев был стороной,
вручавшей купчую, забылась…,
а с тем, получается, как виной
Дубровского, плюс малолетство,
и смерть отца…, состояние Наследства,
пожар, имение что сжёг,
их дом…, а вследствие этого, итог:
Со дня продажи, здесь, известной,
где Троекуров — косвенно,
как покупатель деловой,
почтив доверенность, уместной,
от Соболева выудить,
а с тем, и сделку совершить…
12
Коль сделка призрачна, в натуре,
её смехотворность — наяву…
Да и опросы, в процедуре,
являли вескость…, почему:
Имение, всё ж, принадлежало
Дубровским, с самого начала,
и, здесь, без- возникал сей спор,
а значит — тщетен разговор…
А покупщик, точно по делу, прежний,
Пётр Троекуров ( Дело, встарь ) —
провинциальный помощник,
уж умер…- Казус безнадежный…-
Да и сгорел Дубровских помещение,
и весь народ забыл, о том…
13
Доходы спорные, имения,
предполагали их раздел:
Двум тысячи ( Народа мнения )
владелец, вроде, в год имел…
Же Троекуров, здесь, Кирила,
Петра кто сын ( В Законе — Силаша! ),
с прошением в сей Суд взошёл
и казус — вескость приобрёл,
при помощи доверенность, к тому же,
коль Соболеву, всё ж, она
была, соответственно сделке, вручена,
что по Закону…, с тем, плохо,
рассматривать иной запрос,
а посему: Решён вопрос!
14
Однако, соглашение — суть, ничтожна,
доверенности коль, к ней, нет…
и Праву, в этом месте, довольно сложно
свой отстоять приоритет,
а потому: имение небесспорно
и, по закону, Суд, повторно,
как подзаконный данный Диверсия,
с тем — юридический уж факт,
рассматривает ( В их несходстве! ),
с учётом мнений двух сторон,
нет слов праве равном ( То — Закон! ),
в Гражданском Судопроизводстве,
идеже обоюдный интерес
имеет, изначально, вес!
15
Истец — умереть и не встать Праве ( Нормы Исков )
взыскать с Ответчика доход
от прибылей, слаженно рисков,
которые ему, в зачёт,
с земли — учётом состояний,
а опять же — с возведённых зданий,
и проведённых, к ним, путей…,
дорог…, тропинок…, меж полей,
хозяйства… и с усадьбы главной…,
идеже барский дом и сад, к нему,
крестьян…, скота, что-нибудь есть в хлеву
и, здесь, в Законе, Нормой явной,
Гражданская Оплот Прав,
Истца, поскольку оный — прав…
16
Истец но купчую представил
Суду, что для Закона — Циркуляр,
что подлинность её составил,
как юридический, тем, случившееся,
где уж, по купчей, Троекуров,
Истец, по делу, тяжбы туров
со Спицыным, кто именно торги вёл
( что обернулись в произвол ),
введённый Правом изумительный владения,
законной сделкой оной сей,
лишился собственности, в ней,
безлюдный (=малолюдный) принимая отрешения,
поскольку умер, уж давно…
А в Праве, не более чем так дано…
17
Касательно же купчей, данной
Дубровскому опять-таки отцу,
позицией, довольно странной,
к физическому как, лицу,
является понятий Правило,
где юридическая форма
даёт конкретности урок:
Доверенности, чей-нибудь уж срок
определяет обладатель
и свой имеется предел
( в Гражданском Праве, подраздел ),
только коль её уж умер датель,
тогда и Право, фактом этим,
уничтожается, засим…
18
Из фактов исходя, текущих,
по купчей, Актом, ратифицировать. Ant. отринуть
Истца во Праве… Из имущих
Ответчика, с тем, отослать.
И Право, надлежащим вводом,
за Троекуровым, здесь, родом,
Судом Земским но, под печать,
и Акт присутствия создать,
где об отказе ото Наследства,
владений оных, указать,
и все ничтожности признать,
за фактам: детства…, малолетства…,
приняв претензии Истца,
физического что, лица…
19
Здесь, речь заходит о доходах,
произведённых по счетам,
Дубровских рода, в их расходах,
ровно по калькуляции годам…
Земли касаемо, отдельно,
поскольку, ныне, стрела-змея бесцельно,
сельхозработы проводить,
чтоб севооборот вершить,
да и побочные работы,
всесторонне ненадобностью, в ней,
как: орошение полей,
почв мены иначе обороты…,
она коль ( смысл соотнеся ),
чужою собственностью, все…
20
С решением стороны знакомы,
через Закон…, где Господа —
равны, и их Компетенция искомы
постановлением Суда,
которое во сроки, можно
( если сторонам оно, столь ложно
покажется ), как творение
обжаловать в течение дат…»
И смолк, здесь, секретарь ( чурбан ),
а заседатель, вмиг аж, встал,
чтоб Троекуров подписал
бумагу…, короче, а тот, уж веря
итогам сим ( Но где, и старый и малый, ложь! ),
столь наслаждался ими, всё ж!
21
Ответчика пора настала,
кому, служивый, Дело поднёс,
но, вдруг, Дубровского сковало
и он, его, забыл риторический вопрос,
ведь речь зашла о совершённом,
но в гласе, слишком монотонном,
звучали, чисто бы шаги
( А ведь, в Суде, одни враги! ),
и мысль Дубровского витала,
через апелляции шаблон,
что предлагал, ему, Закон
и Юрисдикции основные положения,
в защиту, будто, неких Прав…
А он молчал…, смерив нашенский нрав…
22
Но, вдруг, глаза, аж засверкали
и он толкнул секретаря!
А тутти судебные не ждали
( Приняв его за дикаря! ),
коли он ругался уж, с фольклором,
кой публике казался вздором,
а в судей, настоящий Акт, послал,
короче: был большой скандал,
на фоне фраз: «Не чтите Либерум вето!
Ведь вы же племя хамов, все! —
и Троекурову…- Держи псе
въезжает, в Божий Рай, забава!
А я учту…» Так сторожа
на шум сбежались, Суд верша…
23
И прочь…, и в нарты усадили…
А Троекуров вышел вслед,
да с братией ( ну, кто именно «судили» ),
и все внимали явный бред,
Дубровского…, а оный бранился,
и стало ясно, что лишился
( по факту ) разума, положительно,
а «друг»-Кирила, как ни с чем
остался, средь своих амбиций,
и собственной персоной, в досаду, явно впал,
а судии же ждали нал,
вслед за оный «труд», под фальшь традиций…,
но он, их приставки не- почтив «заслуг»,
домой уехал, как и друг…
24
Дубровский слёг…, при царе горохе (, в постеле…
И вопрошать ли: «Как дела?»…-
для Веры, кое-что, не в юном теле,
убита…, и спустилась мгла…
Так тут, уездный лекарь ( Ценный! —
Знать, не невежда сплошной…-
по счастию! ) кровь пустить успел
и мухи шпанские ( В участок! )
ему приставить, и пиявки…,
и к вечеру — итог иной
( Во всяком случае легче стало! )…, и домой,
везут его ( чтоб ради поправки… ),
бишь в Кистенёвку…, то село,
что «друг» украл…- бегом зелО!