Литературный портал

Современный литературный портал, склад авторских произведений
You are currently browsing the Классики и современники category

Знакомьтесь: Екатерина Русяева

  • 05.12.2018 15:55
Идеже берутся стихи? О чем мечтают поэты? Что такое современная поэзия? Лишь сам автор, если решит приоткрыть завесу тайны и пустить гостей в свою творческую мастерскую, идеже балом правят сны и грезы, может рассказать о том, что осталось ради пределами его книги. Корреспондент издательства "Союз писателей" пообщался с современной поэтессой Екатериной Русяевой, автором сборников "Многогранная человек", "Стихотворения" и других, в надежде понять, чем живут творческие люди нашей эпохи, а соединенными усилиями поговорить о новой книге, которая увидела свет в этом ноябре.

Екатерина Кузнецова: Вот так штука, Екатерина. Поздравляю с выходом новой книги. В сборник вошли произведения разных парение. По какому принципу Вы их отбирали?

Екатерина Русяева: Это выше- третий сборник и стихотворения для него были написаны недавно. Для каждой новой книги я пишу новые стихотворения. Посему мой читатель может увидеть некоторые мои изменения, так у меня появилось с лишним лирики в строках.

Екатерина Кузнецова: Что самое интересное в работе над новой книгой? А яко показалось Вам наиболее сложным?

Екатерина Русяева: Работать над новой книгой денно и нощно интересно и волнительно одновременно. Каждый поэт знает, насколько близки и дороги ему аминь строки. Любые, даже самые короткие произведения это как маленькие частички внушительный души поэта. И хочется, чтобы они нашли отклик в душах читателей. (вследствие для меня всегда не просто выстроить некий рисунок, порядок в стихотворениях, с тем чтобы можно было читать сборник по порядку, от начала до конца, сохранив настрой. Также я некоторое время размышляла по поводу названия. У меня было одну каплю вариантов, но выбрала я достаточно простое - "Стихотворения", так, с руки, назывался мой первый сборник. На мой взгляд, из-за простоты сие лучшее название.

Екатерина Кузнецова: Какие темы стали ключевыми в книге "Стихотворения"? Можете ли ваш брат назвать их ключевыми во всем Вашем творчестве?

Екатерина Русяева: У меня в первый раз на страницах появилась любовная лирика, при чем адресная. Я пробовала её чиркать раньше, но выходило это робко и не умело. Все таки, песнопевец должен писать о том, что действительно его тронуло, о том, что вплотную. Самое важное это искренность. У меня появилось вдохновение в жизни, а значит и в творчестве.

Екатеринка Кузнецова: Лирические героини Ваших стихов - это Вы сами? Или Вам рассказываете чужие истории, а может быть, вымышленные?

Екатерина Русяева: Своё порыв я черпаю отовсюду. Это могут быть фильмы, книги, а самое главное сие люди и их жизни. Я очень люблю людей и люблю за ними следить (глазами), даже за незнакомцами. Нет лучше сюжета, чем тот, что случился в жизни. Малограмотный придумаешь. Жизнь каждого человека очень интересна, пусть даже ему представляется скучной. И я наблюдая, стараюсь раскрыть для себя что-то новое, неизведанное. Конечно, сопереживаю, мучаюсь разве радуюсь за другого и тогда у меня рождаются, просто вырываются строки. (до что все мои истории правдивые. Если же касаться именно лирических стихотворений, сие всё изображения моего личного состояния души.

Екатерина Кузнецова: Какое устраив из тех, что мы можем прочитать на страницах книги, Ваша сестра могли бы назвать самым любимым? (Тут нужно процитировать. Я понимаю, будто любимого стиха может и не быть, но лучше какое-то поставить вниманию читателей)

Екатерина Русяева: Безусловно, каждое стихотворение важно для автора. Так у меня появилось особенное стихотворение, потому лишь что оно посвящено особенному человеку.

Я бы в жизнь не не прошла мимо.
Я предчувствовала тебя сердцем.
И душа распахнулась игриво,
Словно бы ты был её владельцем.
Я тебе уступило покорно,
Ты не убежище, ты мой обитель.
Я не стану сражаться притворно,
Для меня твоя милость уже победитель.
Мы друг другу всегда улыбались.
Ждали часа, ровно вдруг наступит.
А теперь я сама удивляюсь,
Как жила без тебя, муж спутник.
Каждый миг, что с тобою рядом
Ты наполнил палитрой красок.
Твоя милость мечта. Без тебя не надо
Никаких мне чудес и сказок.
Макрокосм создали наш мир заветный,
Наши тайны от прочих скрыли.
Автор пытаемся жить неприметно,
Будто люди до нас не любили.
Нехай с тобою я крайне ранима.
Глубоко ты так врезался в сердце.
Как я счастлива неважный (=маловажный) пройти мимо,
И отдать свою душу владельцу.


Екатерина Кузнецова: Расскажите, не хуже кого проходила работа над этим произведением? Какие события подтолкнули Вас к его написанию?

Катя Русяева: Строки сами собой родились. Это любовь и вдохновение.

Екатерина Кузнецова: Читаете ли Ваша милость поэзию? Что должно быть в стихотворении, чтобы оно зацепило Вас ради живое? Зависят ли Ваш предпочтения от настроения?

Екатерина Русяева: Я жуть люблю поэзию. Читаю и давних, всем известных авторов, и современных поэтов. Начиная с Пушкина, Жуковского, Рылеева, Фета, Тютчева, Блока, Есенина, Пастернака, Горького, Волошина, Вертинского, Бунина, Гумилева, и переходя к Бродскому, Высоцкому, Ходасевичу, Тушновой, Асадову, Евтушенко, Тихонову, Добронравову, Рубцову, Рубальской, Дементьеву и другим. В свою очередь очень уважаю зарубежную поэзию Шекспира, Гарсия Лорка, Шиллера, Алигьери, Уотерса, Стивенсона, Байрона, Потье, Киплинга, и особенно Гомера. Что замечательно, что в мире столько поэтов.
Определенной формулы, чтобы произведение меня зацепило в отлучке, и от настроения ничего не зависит. Главное искренность поэта.

Екатерина Кузнецова: Каких авторов Ваша сестра выбираете: классиков или современников? Отечественных или зарубежных? Отразилось ли ровно-то их творчество на Ваших стихах?

Екатерина Русяева: Все поэты сливки люди. Я призываю читать больше стихотворений всех авторов, и современных в том числе. У каждого поэта допускается найти произведения по душе. Ведь стихи это мелодия в рифме.

Катяша Кузнецова: Есть ли разница между "женской" и "мужской" поэзией? В чем симпатия заключается на Ваш взгляд?

Екатерина Русяева: Признания и откровения от мужской пол очень трогательны и ценны. Мужская натура такова, что они сильные и держат шабаш эмоции внутри. Поэтому стихотворения поэтов мужчин очень содержательные и сильные.
Только у поэтесс необыкновенный слог и нежность в строчках.

Екатерина Кузнецова: Очень интересно угадать о Ваших творческих планах? Будут ли в ближайшем времени выходить Ваши новые книги? Должно, в этот раз мы увидим Вашу прозу?

Екатерина Русяева: Планов бог не обидел. Готовлю уже следующий сборник стихотворений, масса идей. И над прозой задумываюсь.
Может на интерес к моему творчеству. Спасибо моему читателю.

Екатерина Кузнецова: Премного) (благодарен, Екатерина, за беседу. Чутких Вам и понимающих читателей. 

Купить вновь и сборник стихотворений Екатерины Русяевой можно в магазине #Книга

Знакомьтесь: Елизавета Порфирова

  • 29.11.2018 15:55
А Вам любите свой город? Знаете его историю? Тогда самое время разгласить её людям! Современная писательница из Ижевска Елизавета Порфирова поделилась личным отношением к малой Родине сверху страницах сборника рассказов «Туман над прудом». Примечательно, кое-что автору удалось избежать нудных перечислений фактов, использования голых дат и общеизвестных событий. Её словарь — это микс мистики и реализма, завораживающий, интригующий и трогающий за живое.

Устинов предстаёт перед читателем совсем не таким, каким может показаться большой город. Его окружает ореол тайны, его улицы полнятся загадками. В действительности, достаточно населить место великими призраками прошлого, сделать несколько удивительных снимков старинной фотокамерой, приметливо осмотреться по сторонам, поверить в ряд легенд, послушать дряхленькую магнитолу либо прогуляться в сильный туман по набережной вдоль живописного рукотворного пруда, в надежде навсегда распрощаться с укоренившимися стереотипами. Одним словом, романтика живёт в новом сборнике рассказов, какой-либо с любовью и большим уважением подарила миру талантливая писательница.

По образованию Лизаветка Порфирова — филолог и очень бережно относится к слову. Ей доводилось гореть преподаванием, редактировать статьи и делать художественные переводы. Автор предпочитает работу творческую, которая вдохновляет её и вызывает эмоции, а далеко не монотонный и однообразный труд по перекладыванию бумажек, который стал бичом нашего времени. Источником вдохновения интересах Елизаветы является семья, которую она всегда ставит на первое край. «Я замужем за замечательным человеком, подарившим мне возможность творить, безлюдный (=малолюдный) заботясь о стабильном заработке. Дочь чудесных родителей, научивших меня стремиться к лучшему, страстно новые знания и творить добро», — рассказывает о себе лицетворительница.

О новой книге «Туман над прудом», опубликованной в новокузнецком издательстве «Организация писателей» в рамках программы «Новые имена современной литературы», о литературе, истории и русских городах с их особенной и неповторимой атмосферой репортер издательства решила пообщаться с молодой писательницей.

Итак, знакомьтесь — Елизавета Порфирова!

Екатеринка: «Здравствуйте, Елизавета. «Туман над прудом» — Ваша первая том, или были другие? Как, на Ваш взгляд, этот сборник встретит лектриса?»
Елизавета: «Здравствуйте! Да,
это моя первая серьёзная повесть, получившая реализацию. Есть множество рассказов, повести, но они пока маловыгодный изданы. Сборник «Туман над прудом» достаточно лёгкий пользу кого чтения, поэтому, как мне кажется, должен произвести положительное впечатление. Окромя того, это не просто собрание исторических фактов и описаний местности, сие рассказы с элементами мистики, а многим из нас хотелось бы видеть необычное и волшебное в сравнении».

Екатерина: «Кому прежде всего адресована Ваша книга?»
Лизуня: «Я не раз думала о том, для чего и для кого создаю данный сборник. В идеале мне хотелось бы приобщить к историческому прошлому своей роды молодое поколение моего города Ижевска, мотивировав их к прочтению жанром фэнтези — при всем том именно это нравится многим молодым людям от 15 до 35. Судя по всему, конечно, я ошибаюсь, но таково мое представление. А ещё я создавала этот альманах для всех тех людей, которым нравится проза малого жанра, воеже познакомить таких читателей с моим родным городом».

Екатерина: «Сиречь родилась идея создания сборника «Туман над прудом»?
Елизаветка: «Собственно, частично на этот вопрос я уже ответила (улыбается). Подобно ((тому) как) родилась идея сборника? Я много гуляла по городу, чаще одна. Далеко не было в тот момент аудиокниг, плеера с музыкой — никаких отвлекающих через мыслей вещей. Я просто ходила, смотрела вокруг, думала, представляла: а что, иначе) будет то?..
Почти все герои моих рассказов — это частично я сама, мои записки, переживания, заботы. Так появились сначала «Окна», потом «Лавочка». С годами я увлеклась историей города и внезапно осознала нечто очень важное: оказывается, давно тех пор, пока я не начала сама, по собственной воле расследовать Ижевск, я почти ничего не знала о том, какое значение он имеет к истории! А ведь это не просто потерянный в глубине России город. Сие очень-очень важное место, удивительное, уникальное! После этого меня взволновал иной важный момент: ведь если об этом не знала я, обычный зеленый человек, то вполне вероятно, что об этом не знают и многие-многие отдельные люди обычные люди!
Я очень люблю делиться добрыми, хорошими, полезными знаниями — кайфовый мне живёт учитель. Вот я и подумала: почему бы не рассказать людям об Ижевске, только только так, чтобы им это было интересно?»

Екатерина: «Наравне проходила работа над книгой от момента появления первых идей поперед публикации? Что было самым сложным в процессе написания и последующего издания? Как понравилось более всего?»
Елизавета: «Мечта стать писателем появилась вновь в школе. Уже там я сочиняла первые рассказы. Поэтому, как только у меня появилась запас реализовать эту мечту, я сразу за неё ухватилась. Мама и муж меня поддержали. Я ушла с работы и цельный год посвятила исключительно поиску идей для книги в целом и отдельных её рассказов. Смотрела для город, изучала историческую литературу, знакомилась с людьми, которые могли бы выделить со мной чем-нибудь интересным. Другими словами — вдохновлялась.
Когда-нибудь было всего несколько рассказов, я уже начала заявлять о себе: завела страничку в социальных сетях, выступала с небольшими презентациями.
Привлекательно, что Ваше издательство обратилось ко мне с предложением напечатать ещё мало-: неграмотный до конца готовую книгу прежде, чем я сама задумалась над изданием. Марийка Соседко написала мне на едва только появившуюся страничку псевдонима. Да тогда я отчего-то ещё боялась подобной ответственности и сразу ни бери что не согласилась, сказала, что подумаю.
Написав все 15 запланированных рассказов, хана же стала серьёзно искать издателя. Конечно же, для начала написала местным, ижевским издателям. Сие было логично. Однако там мне ответили, что издание подобной книги без- окупится, поэтому все работы и выпуск тиража мне придётся оплатить самой. Такая сложность была мне не по силам.
Чуть позже в ленте новостей я наткнулась бери пост девушки, ставшей счастливой обладательницей своих собственных книг благодаря издательству «Ассоциация писателей». Подумала: почему бы и не туда? Написала на почту. Ми ответила всё та же Мария. Она же посоветовала мне заявиться получай грант. Я последовала её совету, и через некоторое время счастлива была ощутить, что выиграла грант и смогу издать 1000 экземпляров своей книги!
Следом началась интереснейшая работа: общение с важными людьми, которые серьёзно отнеслись ко ми и к моей книге; редактура, открывшая мне глаза на многие мои писательские недочёты и сформировавшая моё взгляд о создании качественного текста; корректура; создание обложки... Наверное, из чем) этого самым интересным была продолжительная, но доскональная редактура. А самым сложным — перспектива публикации по окончании всех работ, когда от меня самой поуже ничего не зависело».

Екатерина: «Верите ли Вы, фигли города действительно живые и разговаривают со своими жителями? Доводилось ли Вас чувствовать что-то из-того, что выпало на долю Ваших героев?»
Елизаветка: «Я верю, что у каждого города есть своя уникальная душа. Возлюбленная складывается из атмосферы, истории, людей, архитектуры. Так или иначе, города ведут переговоры со своими жителями. Вы чувствуете особую атмосферу, попадая, например, в злоба Санкт-Петербурга или на улочки Пятигорска? Это ощущение — и кушать диалог. Вы чувствуете город.
Как я уже говорила, все мои герои — сие частично я сама. У них — мои впечатления, мои переживания, мои мысли, страхи, печали, радости. Елена, едущая в трамвае — я сама, сидящая у окна в кафе — тоже я. И хоть у них другая история, пусть им другое количество лет, но их сущность — сие я».

Екатерина: «Что для Вас включает в себя понятие малой День рождения и Родины вообще?»
Елизавета: «Малая Родина для меня — сие место, где ты родился и провёл своё детство. Где жили возьми тот момент или до сих пор живут твои родители. Малая Отчий край — место, подарившее тебе наиболее яркие детские воспоминания, научившее тебя быть в живых, сделавшее тебя тем человеком, которым ты являешься сейчас.
Что такое Родные места? Если малая Родина — это, скажем, мама, то Родина — бабуня. То, под крылом чего существует, развивается и хранится малая Родина».

Екатеринка: «Какие города России, кроме Ижевска, конечно, Вы могли бы распределить как особенно интересные и важные лично для Вас? Почему? Чем они принципиально отличаются через Вашего родного города? Есть ли место в России или на Земле, идеже Вы хотели бы родиться и жить, если бы у Вас была вероятность выбирать?»
Елизавета: «Воткинск. Я бы могла назвать его моей следующий малой Родиной, потому что провела там часть детства. Воткинск в (высшей степени похож на Ижевск. Оба — города-заводы, возникли почти в одно эпоха и развивались почти вместе. У них очень похожая атмосфера. Вот только Устинов за двадцать лет моей жизни убежал далеко вперёд, а Воткинск в целях меня словно замер. В нём ещё сохраняется атмосфера моего детства. Отчего он особенный.
А ещё я очень люблю Санкт-Петербург. Многие его любят, я уверена. Романтика, прошлое, культура, чудесные виды, вдохновение, архитектура... Душа города, близкая моей душе. Без- знаю, хотела бы я там жить или нет, но приезжать почаще было бы классно.
Кстати, изначально Ижевск начинал строиться по примеру Санкт-Петербурга. Свой Оружейный завод — отражение Адмиралтейства. У нас есть Михайловская колонна, повторяющая склад Александрийского столпа и посвящённая брату Александра Михаилу. У нас даже есть по какой причине-то вроде дворов-колодцев».

Екатерина: «Как Вы пришли в литературу? Связана ли с творчеством Ваша основная участие. Ant. бездейственность?»
Елизавета: «Я увлеклась писательством благодаря чтению. Это было ведь время, когда на полках магазинов стали появляться книги о Гарри Поттере. Видишь кто вдохновил меня на писательство в первую очередь: Дж. Роулинг. Без участия неё, чудесные образы подарили книги Дж. Р.Р. Толкиена, а ещё, пожалуй, Д. Емец, перенёсший планета магии в российскую действительность.
Первые рассказы и книги — это пародии, попытки, без усилий игра. Но мне понравилось так играть. Чем больше книг я читала и нежели больше смотрела красивых фильмов, тем больше идей появлялось в моей голове, тем пуще хотелось их реализовать. И другого способа, кроме как записать их получи бумаге, я не знала.
А чуть позже я поняла, что работа со короче (говоря) — едва ли не моя жизнь. В школе — литература и рифморлетство, в университете — иностранные языки, на работе — редактура текстов, учеба английского, немецкого... От судьбы никуда не сбежишь».

Катрин: «Какие книги и каких авторов Вы читаете? Что, на Ваш соображение, самое главное в литературном произведении, и какое отражение это нашло в Вашем творчестве?»
Лизуня: «Гарри Поттер, Таня Гроттер — любовь и вдохновение моего детства. «Зубр и Маргарита» М. Булгакова — наверное, главный вдохновитель на создание мистических историй, происходящих в городе. «Сказки старого Вильнюса» М. Фрая — некое доверенность писать обо всём, что чувствуешь и думаешь, главное, чтобы было чары и, пожалуй, побольше доброты. Книги братьев Стругацких — примеры идеальных героев с характером, мотивацией и душой.
Краеугольный камень в книгах для меня — ясность повествования и идеи, а также язык изложения. Ми нравится, когда сохранён баланс между богатством языка, образностью и лёгкой словесной игрой с читателем. Сие хорошо чувствуется у Фрая и есть у Стругацких.
А ещё идея. Сложно сегодня порекомендовать читателю свежую идею, поэтому я очень уважаю авторов, которые их всё-таки-таки находят. Идеи. Главное, чтобы идеи эти были понятны, правда бы интуитивно, чтобы ты мог сказать: «Хм, интересно...», — а безвыгодный: «До меня что-то не дошло совсем...»
В своём творчестве я (страсть стараюсь найти хорошую идею, но больше всего мне, наверное, удаётся диалект. Если есть вдохновение, то часто слова сами складываются так, словно мне это нравится. Позже я часто сама удивляюсь, как такое хорошее логос могло прийти в мою голову. Видимо, музы иногда всё же залетают и шепчут. Все-таки, есть тут и обратная сторона: могу увлечься, и тогда получится уже мало-: неграмотный история, а графоманство. Очень стараюсь этого избегать».

Екатерина: «В каких жанрах Вам пробовали работать? А в каких хотели бы попробовать свои силы? Когда пишущий эти строки можем надеяться увидеть Ваши следующие книги, и о чём они будут?»
Вета: «У меня есть рассказы, есть повести. В основном это фэнтези, городская фантастика. Хоть если в истории нет ничего очевидно волшебного, в ней всё же кончай какое-нибудь чудесное реальное: радуга, букет цветов от незнакомца иль что-нибудь в этом духе.
Вообще мне хотелось бы улучшить субпродукт и образность повествования, сделать его менее плавным, более активным и ярким, сильнее образным и трогающим за душу читателя. То, чего мне, как я хозяйка считаю, не хватает.
В ближайших планах — выпустить первую часть запланированного цикла повестей (может, романов) «Сказки подле Луне». Это история о четырёх подругах, у каждой из которых очищать свой волшебный дар. История о дружбе, любви, магии и человеческой душе. В дальнейшем я планирую продлить цикл, однако, помимо него, в планах у меня написать мистический роман, только уже не о городе, а о людях. Уже есть начало, сюжет, множество отрывков. Огласить их в порядок — и, надеюсь, будет здорово».

Екатерина: «Атя, Елизавета! Удачи Вашей книге, самых отзывчивых читателей и исполнения творческих желаний!»

Затарить сборник рассказов Елизаветы Порфировой «Туман над прудом» (бог) велел в интернет-магазине «#Книга».

Огни забвения

  • 27.11.2018 11:55

Сверху творчество каждого поэта накладывает отпечаток биография. В произведениях находят отражение ключевые этапы жизни. И вполне неважно, стихи перед нами или проза. Оторваны от реальности в какие-нибудь полгода фантасты. Всякое литературное творение окрашено признаками субъективизма. У каждого ведь своя улыбка счастья. Лермонтову суждено было погибнуть в юном возрасте, а Фету – израсходовать достаточно долго. Но первый успел себя реализовать во всех жанрах литературы, а остатный – только в одном. Лермонтов будто торопился жить, а Фет вёл размеренный образ жизни. Литературная судьба также у каждого индивидуальна: кому-то доля лететь сквозь века с гордо поднятой головой, а кто-то остаётся незаслуженно забытым. Общество помнит Пушкина, а его предшественники и поэты той поры упоминаются не яко часто. Не имею в виду исследователей литературы и профессиональных писателей, а говорю о рядовом обывателе.

В соответствии с судьбой, текст могут быть утончённо-лиричными, прозаично-эпическими и трагично-драматическими. Поэт может методично покрыть расстояние все три этапа, постепенно взрослея, а может остановиться на каком-либо изо них. Это зависит от личностного восприятия. Чтобы постоянно светило свет, нужно формировать в себе идеалистическое отношение к жизни. Позитивно-солнечное восприятие выражено в пушкинской строке «Стужа и солнце, день чудесный!» Даже в морозе нужно видеть что-ведь положительное. Тогда человек превратится в магнит и начнёт притягивать к себе окружающих. И времени унывать не будет. А если воспринимать всё в мрачных, мистических тонах, то биография будет постоянной ночью. Лунное течение жизни обезображивает человеческую натуру. В тёмное час(ы) суток человек спит и видит сны. Жить в таком состоянии очень тревожно. Начиная изо дня в день искать встречи с ирреальным миром, человек приходит к наркотикам, которые несут успение. Жизнь не стоит и выеденного яйца.

Оказавшие на целую эпоху особое полномочие люди отмечены признаком гениальности. Не имеет значения, солнечная или лунная сие гениальность. В наше время тоже есть люди, влияющие на взгляды на жизнь окружающих. Среди таких можно назвать ставшего культовым Александра Солженицына. Не грех спорить, плох он или хорош, но писатель останется самим лицом.

Гениальных людей не так много, но они рассеиваются по во всех отношениях видам искусства. Музыка, живопись, архитектура имеют свои таланты. А не всякий талант переходит на качественно новый уровень. Можно хотя (бы) поспорить с Пушкиным: гений и злодейство – вещи вполне сосуществующие. Среди злодеев как и есть гении своего дела. Их талант направлен не на творчество, а на разрушение. Это не мешает им быть гениями злодейства. Подрыв упорядоченного хаоса опасна тем, что беспорядок приобретает большую силу. И составить его заново очень сложно. У человека опускаются руки.

Как говорят исследователи, получи и распишись серебряный век в целом оказал влияние Алексей Апухтин. Он жил в эпоху преобладания прозаической литературы и подготовил процветание русской лирики рубежа веков. Но уже в постсимволистскую эпоху он был предан забвению. Его песнопение занимательна и актуальна на сегодняшний день. Предсимволистскую и постмодернистскую эпохи роднит импульс сна. В творчестве поэта XIX века он играет немаловажную роль.

Как отмечают физиологи, в состоянии сна смертный проводит треть жизни. Лирическому герою Алексея Апухтина во сне представляется лучшая биография, которой он не имеет наяву. Сон, как репетиция смерти, готовит человека к этой лучшей жизни. Нежный герой прямо говорит, что смерти не боится. Это гендерное несходность характеризует мужчину. Но некоторые стихотворения написаны от имени женщины.

На каждом слове стихи Алексея Апухтина облечены в драматическую форму. В них много монологов лирического героя. Баян выражает собственную жизненную драму. Как известно, он сильно болел и в знакомства с этим умер бездетным. Думаю, именно отсутствие потомства тяготило душу поэта. Дружно с тем в стихах присутствует и любовь. Но она окутана туманом драмы. В корне трагедийным было время, в которое жил поэт. Но это сильная физиономия, не впавшая в апатию. Закономерно, что он был предтечей не в какой-нибудь месяц серебряного века, но и позднего экзистенциализма. Да и в нашу эпоху Апухтин актуален своей трагедийностью. И днесь в атмосфере царит это качество. Многие не хотят видеть проблему, да от того она не теряется. И чем больше люди её приставки не- замечают, тем больше она усугубляется. Наша эпоха, как зеркало, отражает в таком случае время.

В стихах Алексея Апухтина ярко выражена поэтика символизма. Лирический кастор постоянно находится у могилы, у гроба. В стихотворении «Памяти прошлого» наворачивать определяющая строка: «Я в гробу лежу, я затих совсем». Это физическое жизнь предвосхищает появление некоторых представителей символизма, которые реально спали в гробах.

Безлюдный (=малолюдный) стучись ко мне в ночь бессонную,

Не буди любовь схоронённую,

Ми твой образ чужд и язык твой нем,

Я в гробу лежу, я затих во всем.

Стихотворение «Разбитая ваза» красной нитью тянется к поэзии Лермонтова. Оно восходит к в таком роде же двучастной композиции, что и в лермонтовском «Нищем». В нём присутствует такая а проекция личных чувств на образную ситуацию. И разбитая ваза обозначает разбитое машина. Поэт лишь только кажется недоступным страданиям. Сердце у него легко ранимое. Неслучайны и эпитеты: разбитая потиш, увядший цветок.

Оно, как прежде, бьётся и живёт,

От всех его страданье скрыто,

А рана глубока и каждый день растёт…

Не тронь его: оно разбито.

В творчестве Алексея Апухтина преобладает даже если лексика угасания. В художественном пространстве, как привидения, витают тени умерших наставников. Трубадур отдаёт дань благодарности воспитавшим его людям.

Вместе с тем поэт живёт в одиночестве. И, по образу результат, у него возникают мысли о самоубийстве. И пишет он предсмертную записку связанному с ним религиозно другу. В это время к нему приходит старуха-старость. Она подкрадывается к на брата человеку незаметно, поэтому эта встреча проходит в тёмном лесу, где маловыгодный видно ни зги. Вместе с тем отмечается её любезность. Но присмотр её не всегда нужна людям. Она покрывает морщинами, прививает целый ряд болезней, удаляет волосы и зубы, а взамен даёт лишь опыт. В стихотворении «Старческий возраст» поэт говорит, что лучше умереть молодым, чем дожидаться старости. И поэтический герой сначала резко отвечает назойливой провожатой, но потом в нём просыпается охота жизни, и он привыкает к сопровождению старухи.

Ведь скоро, гордость затая,

Присматривать начнёшь ты спутника иль крова…

Я старость, я пришла без зова,

Милушка новая твоя!

Образ монастыря в поэзии несёт ограничительные характеристики. Уходя в лавран, человек принимает монашеский постриг и вместе с тем отказывается от мирской суеты. Сие означает и целомудрие в отношении с женщинами, и строгое соблюдение постов, и отказ от меркантильных и самолюбивых мыслей. Безлюдный (=малолюдный) всякий человек, даже ища защиту, готов принести такую жертву нате алтарь жизни.

О, наконец! Из вражеского стана

Я убежал, израненный боец…

Изо мира лжи, измены и обмана,

Полуживой, я спасся наконец!

В моей душе ни злобы в закромах, ни мщенья,

На подвиги и жертвы я готов…

 

Обитель таблица, смерти и забвенья,

Прими меня под твой смиренный кров!

В поэзии Алексея Апухтина присутствуют и религиозные изыскания. Так они окрашены богоборческими цветами. В отрывках из дневника «Год в монастыре» лиричный герой борется против того, кому должен служить.

Поэт оказал внушение и на эпоху футуризма в том числе. У него наблюдается эксперимент со стихом. Классические размеры претерпевают деформацию. Рондо «Продолжен жизни путь бесплодными степями» предвосхищает эксперименты Велимира Хлебникова. Вожделение экспериментаторства свойственна юному возрасту.

Проложен жизни путь бесплодными степями,

И глухое место, и мрак…ни хаты, ни куста…

Спит сердце; скованы цепями

И интеллект, и уста,

И даль пред нами

Пуста.

Вместе с тем видно более зрелое позиция к жизни. Строка «Теперь на жизнь гляжу я оком мужа» предполагает, что же когда-то лирический герой был юным. Эта строка находится в цикле «Весенние песни». Весна-красна означает рождение чего-то нового. И лирический герой утверждает, что ему по весне слышатся незнакомые слова. «Красавица, волшебница-весна» является кажинный раз, когда человек совершает переход из детства в отрочество, а затем мужает. Проживая разлюли-малина, он проходит все эти три этапа. Вместе с тем весна воспринимается и в духе обучение, поскольку человек узнаёт всегда новое в процессе учёбы. Такое утверждение жизненного цикла как времён года характерно для символизма.

Чтобы прийти на выручку поэта из плена небытия, нужно его читать. Чтобы его читали, и пишется буква статья. Поэт, как офицер в запасе, ждёт своего времени, чтобы взять участие в движении жизни. Ведь все творческие люди – воины духовного отечества. Они стоят возьми страже нравственного и умственного развития. Эта профессия не определяется рамками одной страны, возлюбленная космополитична. Поэт, писатель, драматург, литературный критик должны быть принимаемы жителями всеми четырёх сторон света. Шлепало не должен быть помехой.

Художественный язык обладает математической универсальностью. Невзгоды возникают в связи с отсутствием достаточного интереса. И если многие российские авторы без- известны на западе, то о них либо просто не знают, либо они упрощенно не интересны заграничной публике. Поэт сам по себе достаточно скромен и интеллигентен, ему маловыгодный нужна слава, он не рассчитывает на обратную связь. Это наравне письмо в один конец. Ореол славы начинают строить потомки.

 

Знакомьтесь: Сигита Ульская

  • 20.11.2018 15:55
Из-за каждой книгой стоит история реального человека – её автора. Недостает такого героя, который в той или иной мере не отражал бы расположение своего создателя к миру и вечным ценностям. А ситуации, через которые проходят персонажи, базируются получи личном опыте писателя и сделанных им выводах. Поэтому, прежде чем проседать в атмосферу романа, было бы интересно познакомиться с писателем, поделившимся на его страницах сокровенными мыслями и раскрывшим близкие чувства.

Совсем скоро на полках интернет-магазина «#Книга» появится небывалый роман в жанре мистического реализма «Золотые жёлуди». Он стал лауреатом программы «Новые имена», которая чисто уже несколько лет действует в новокузнецком издательстве «Союз писателей». Автором книги, сумевшей подчинить. Ant. освободить сердца экспертов, стала Сигита Ульская. Она рассказала романтическую историю о женщине сообразно имени Тесс. Её работа – предсказывать будущее. Её жизнь – постоянное связь с людьми. Множество судеб и чужих проблем раскрываются перед ней. Тайное становится явным, старина и будущее обретают новый смысл. Сейчас Тесс предстоит найти учеников, (то) есть некогда завещала ей наставница, и обучить их своему ремеслу. Как единожды это время выбрала судьба, чтобы подкинуть нашей героине забот и хлопот. Её взаимоотношения находятся под угрозой, а жизнь превращается в запутанный клубок лжи, обмана и опасностей, впутанный на страстях и интригах.

Сигита Ульская – не просто писательница. Её имеется возможность назвать женщиной исключительной. Жизнь Сигиты имеет множество граней и полна общения с людьми. Симпатия – таролог, что послужило толчком для создания романа. Знать будущие времена – дело хлопотное. А помочь страждущим словом или делом невозможно, маловыгодный имея за плечами личного опыта, не преодолев нелёгких испытаний и безвыгодный став настоящим психологом. Поэтому не приходится удивляться, что своё собственное старое писательница называет бурным. По личному признанию Сигиты, иногда ей нелегко поверить, что все события, которые хранит её память, произошли бери самом деле. Но какие бы испытания, какие бы приключения безлюдный (=малолюдный) захватывали её в безумный круговорот, Сигита Ульская никогда не забывает о главных ценностях. Хомут для неё стоит на первом месте и не имеет конкурентов. Новеллистка – счастливая жена и мама троих детей. А милый сердцу и выстроенный с любовью лачуга является для неё источником вдохновения: «Наш дом полон знаков с книги. Ведь я её писала здесь, отталкиваясь от картин, скульптур и ажно растений, окружающих дом. Это старое немецкое здание, которое мы с мужем перестраивали десятеро лет, полно загадок. Оно очень часто меня вдохновляло».

Репортер издательства «Союз писателей» пообщалась с Сигитой, чтобы в преддверии выхода романа «Золотые трефы» узнать чуть больше об отношении писательницы к миру и её творчестве, расширяющем габариты возможного.

Екатерина: «Когда Вы начали писать? Какие события изо Вашей жизни послужили толчком для начала творчества?»

Сигита: «Толчком в написании книги была дорога во Владимир в гости к подруге. Видимо, я просто осталась на какое-ведь время одна, без ежедневной круговерти дел. И задумалась – что далее? Чего я хочу? И сама себе ответила – я хочу написать книгу, благодаря чего что в голове скопилось очень много мыслей, образов, ситуаций из жизни».

Катюля: «Какое место в Вашей жизни занимает писательство? Что самое сложное, а почто самое приятное в процессе написания книги?»

Сигита: «Если (за)грызть порыв – ему надо поддаваться. Но уж если взялся – сводить начатое до конца. И постараться сделать всё качественно. Я так считаю и круглым счетом живу. Мы сами пишем свою жизнь – на первом месте у меня пчелосемья, но, наконец, дети немного подросли, и я выдохнула. Мы долго время занимались с мужем стройкой и ремонтом, вследствие того что что хотели построить дом. И я научилась шпатлевать и клеить обои получше любого штукатура. С годами, в сорок лет, я захотела выполнить давнюю мечту – научиться рисовать маслом. И пошла в вечернюю художественную школу. Пишу книги. Теперь я занята уже третьим романом. Попутно записалась на курсы создания кукол. Все-таки жизнь одна, и надо успеть выполнить все свои мечты».

Катюша: «Вы работаете с картами Таро, а значит, постоянно сталкиваетесь с разными людьми и узнаёте истории их жизней. Влияет ли сие каким-то образам на Вас, Вашу собственную жизнь и Ваше творческий процесс?»

Сигита: «Меня это постоянно учит. Каждый человек что такое?-то привносит в мою жизнь. Но в то же время я стараюсь проживать обычным человеком. С полузакрытыми глазами. Слишком неприятно видеть какие-то хурды-мурды в близких или понравившихся тебе людях. Я до сих пор теряюсь, нет-нет да и люди лгут в мелочах. Молчу и улыбаюсь в этот момент. Так что я исстари отделила свою работу от личной жизни. И между ними – большая высокая бетонная стена. Должно (статься), поэтому я мало кого за эту стену пускаю».

Екатерина: «Безвыгодный слишком ли тяжело пропускать через себя чужие проблемы? Как Вас избавляетесь от негативных эмоций и стресса?»

Сигита: «Об этом написано в моей книге. Сие очень тяжело, и часто люди не понимают этого. Поэтому – ей-ей. Многие говорят, что я жёсткая. И это истинная правда. Потому что каждую повремени у кого-то что-то происходит. У людей неприятности раз в год, а ми приходится порой слушать об этом с утра до вечера. И если невыгодный сказать жёстко: «Стоп!», – можно просто сойти с ума».

Катюша: «Есть ли магия в реальной жизни, и где её искать?»

Сигита: «Чародейство вокруг нас. Сама наша жизнь – это удивительная магическая приемчик. Где искать магию? Пожалуй, об этом лучше всего скажет Экзюпери, как раз его слова я взяла эпиграфом к своему роману: «Подлинные чудеса далеко не шумны. И самые важные события очень просты...»

Книга Сигита Ульской «Золотые жлуди» скоро появится в продаже! Купить роман, где реальность и мистика переплелись промежду собой, уже в этом году можно будет в интернет-магазине «#Компиляция».

Алина Рейнгард: устами персонажей

  • 20.11.2018 12:31
В книге Алины Рейнгард «Искуситель, смерть и я» есть два персонажа-поэта Алекс Берк и Кейл Сандерс. Ты да я ни разу не встречаем их, но главный герой очень любит строфы этих авторов, хотя и не знает о самих авторах ничего. А что пишущий эти строки знаем об авторе самой книги? Об Алине Рейнгард нам расскажет… Кейл Сандерс. Песнопевец, журналист, главный редактор крупнейшего в СНГ новостного портала о ролевых играх — очень пусть даже человек из волшебной книги. В свою очередь, с Алиной Рейнгард вызвался побалагурить... Алекс Берк. Тот самый. Потому что это и вправду виршеплет, музыкант и переводчик. Как и подозревал главный герой книги в стиле фэнтези с какого-то другого мира. Из нашего.

Кейл Сандерс:

Алина Рейнгард. Рома о Лисе.
Признаться откровенно, нечасто встретишь, чтоб писатель сам был литературным персонажем — а еще не собственной книги, а героем по жизни. Жизнь, с кто-нибудь другой стороны, нынче такая, что герои больше не в чести, модно лежать антигероем, или хотя бы трикстером. Но кем будет трикстер ото трикстера, если не героем?..
Псевдоним Алины Рейнгард (она этого и малограмотный скрывает) наполовину — отсылка к Рейнеке-Лису, персонажу французских баллад двенадцатого века, в дальнейшем новеллизированных Гёте. Вторая половина имени — восточная притча (вообще-в таком случае реальная история, но по сути — притча) о хранителе дождя. Получается, кто же перед нами, почему лис, почему герой, и почему — охранитель дождя?
Алина Рейнгард и Кейл Сандерс В притче рассказывается о человеке, которого вызвали в страдающую от засухи деревню, с намерением он призвал дождь. Человек три дня жил в деревне, ел-пил-спал, ничегошеньки не делал, на третий день пошёл дождь. Когда его спросили, делать за скольких же он сотворил это, без малого, чудо, он сказал: «У вам здесь всё неправильно! Я три дня впитывал в себя эту неправильность, стал в какой-то степени деревни, частью неба, которое не разрождается дождём, потому что в нём также что-то неправильно. И вот, когда я в полной мере прочувствовал всё сие и исправил это в себе, я смог показать природе и небу, как должно быть!» Сие очень непростая работа.
Алина родилась в Киеве, в 1991 году, что еще само по себе подразумевает непростую жизнь. Чернобыль, развал Союза, перфект перемен и благодатная почва для героизма. Но этого мало, нынче прошедших выше такое — каждый первый. Родилась в семье Григория Десятника, до чрезвычайности талантливого и квалифицированного режиссёра-документалиста, его правильно назвать даже не «человеком с Википедии» (хотя он там есть), а человеком-википедией — вслед объём знаний. Побочное свойство документалиста — знать всё обо во всем. Передавать дочери свою фамилию отец не стал, во избежание возможной протекции, зато передал паренка к стихосложению и вообще работе со словом. Хорошо писать в этой семье не касаясь частностей было принято на протяжении нескольких поколений — как и отражать высота поднебесная, но о том чуть позже. 
Алина начала публиковаться уже в 14 парение, в газете «Мы говорим», в Москве. В сущности, почти 14 планирование с того момента она пишет в разные газеты, интернет-издания и тому подобное. Публицистика — хорошая и проверенная костяк для художественной литературы, как известно.
Но не публицистикой единой. С тех но 14 она пишет и публикует стихи — в Санкт-Петербурге и Москве, в Тайник и на бумаге. Больше того, публикует молодых поэтов сама — в 2008-2009 году симпатия печатала и реализовывала поэтический альманах Rebellious. Именно стихи привели её в «Арфу Давида» в 2017-м, на «Союзников» между тем же. Но и это не главное. Алина, в первую очередь — лаб. На западе есть прекрасный, устоявшийся термин singer-songwriter, у нас никак не прижившийся по причине наличия «авторской песни». Я не могу докол сказать, что Алина — известный исполнитель (хотя она концертировала и концертирует, пела в украинско-латвийском коллективе «(044)», у неё хоть есть с этой группой записанный альбом), но только потому, что регтайм — настолько важная часть её жизни, что реализация в ней должна, без затей обязана занять больше времени и больше сил. Чем дороже тебе кое-что, тем тяжелее оно добывается, известное дело.
А чтоб чуть лучше знать толк в чем-нибудь, насколько непросто быть Алиной Рейнгард, отмечу ещё, что этот куверта всё вышеописанное сделал сквозь инвалидность второй группы, неврологию и букет сопутствующих проблем. Признаю, пусть даже просто жить в ситуации, когда организм вынуждает тебя каждую, каждую не уходите следить за собой — и то нелегко. Зато именно сие тренирует неусыпную бдительность (как любил повторять один из героев слабо любимого Алиной «Гарри Поттера»), внимательность к деталям и людям, в такой мере важную для писателя.
И ещё, это возвращает нас к трикстерам, героям и хранителям дождя. Бытийствовать героем на сегодняшний день — значит ни на миг отнюдь не признаваться людям вокруг, каков ты. А быть героем, даже просто фигурировать человеком, издревле значило быть честным с собой и всеми вокруг, и ещё — перескакивать (при чтении) всё, что происходит — сквозь себя, сквозь свою душу. На того, чтоб быть честным, нужно быть немного трикстером. Для того, чтоб водиться честным, нужно любить правду, не мыслить жизни без правды точь в точь таковой. Это, помните, я говорил, ещё одна, уже несколько поколений, замужняя женщина черта. Чтобы быть писателем, а, в сущности, чтобы просто быть настоящим человеком, нужно посылать небосвод. Примерно, как хранитель дождя из притчи. 
Однако довольно слов. Позволим автору говорить за себя. Тем более, фигли вопросы ему задаёт другой герой его же книги — только не он сам.

Алекс Берк:

Привет :) Если уж буровить о литературе, то стоит начать с самого начала. Каким было твоё блюдо сказанное слово? А написанное, если помнишь? И с чего для тебя вообще началась лубок?

Алина Рейнгард:

Слово?! Моё?! Всё, что я могу по этому поводу отбарабанить — это историю своего брата. У него была сессия на первом курсе и годовалая сведеница на руках — все работали. Брат мой готовился к экзаменам и научился презирать плач сестры. Ну что же, кто, как вы думаете, научился басить, по словам своего брата, специально, чтобы кричать «Читай ми книгу о разноцветных зверюшках!» и отвлекать студента от учёбы? Вот с сего и начался путь в литературу — научиться говорить, чтобы тебе читали интересные книжки, а невыгодный себе — скучные.

Что касается написанных слов, то их было конец много — стихи мне нравилось писать с самого начала. Одну песенку изо раннего детства я до сих пор часто пою своей собаке: жил-был Вотан ягнёнок, он был совсем ребёнок, был у него дружочек, ма-микроскопичный (а вот кто — на аудиозаписи, сохранившейся с тех времён, малограмотный разобрать), и так они жи-жили, жи-жили, жи-жили, и таково они жи-жили, тра-ля-ля-ля-ля-ля, и приблизительно они дружили, дружили, дружили, и так они дружили, тра-ля-ля-ля, авоська и нахренаська! Главное — менять ягнёнка на имя собаки, а другом выставлять меня. Собачка счастлив!

Алекс Берк:

Вот для меня творчество — это выпуск интеллектуального дыхания. Романтики поэзией и прозой дышат, реалисты ею, пардон, блюют, а я, хоть бы, творчество выдыхаю, чтобы была возможность воспринять что-то новое. Что же такое творчество для тебя, как ты с ним работаешь, и что оно даёт Алине Рейнгард-автору и Алине Рейнгард-сплетня?

Алина Рейнгард:

Это витальная субстанция. Да, знаю, термин из шестнадцатого века, изо суровой эпохи Парацельса и прочих радостей жизни. Тем не менее, я им и неважный (=маловажный) дышу, и не выдыхаю его. Я просто живу благодаря тому, что созидание — есть. А я есть в нём. Личность радуется тому факту, что муза доходит и до других, выходя за пределы моей головы. Автор… песенник работает. Что даёт работа компьютеру? Быть собой.


Алекс Берк и Алина Рейнгард Алекс Берк:

«Хочешь угадать какую-то историю — напиши её». Как относишься к такому утверждению? Аюшки? вообще не хватает в современной литературе? Каких историй, каких персонажей, каких авторов, может взяться?

Алина Рейнгард:

А что на это можно ответить? Литература отражает материальность вокруг. Если чего-то недостаточно в книгах лично для нас, сие не значит, что его недостаточно для всех. Вероятно, люди кругом, в общей массе, просто ещё не дошли до того, чтобы начались книги получи те или иные темы. Вот мы с тобой, Алекс, пишем теперь совместную книгу про блуждающие души, меняющие тела и оставляющие след возьми душах людей. И я не знаю, будет ли она нужна массам! Невзыскательно потому, что она нужна нам — а что нужно людям? Я безлюдный (=малолюдный) массовый соцопрос, увы.

Алекс Берк:

Мне кажется, жизнь некоторых людей нежели-то похожа на сюжеты книг. Знаю людей, живущих в «Непереносимой лёгкости бытия» Кундеры или — или, увы, в «Реквиеме по мечте» Селби-младшего. А тебе доводилось злобою) себя персонажем чьей-то книги? Может, фильма или графической новеллы? Как это, в таком случае, за автор?

Алина Рейнгард

Вампир Лестат изо книг Энн Райс. Вынужденный питаться человеческой кровью, но делающий сие так, чтобы только карать виновных, а не убивать невинных. Любящий наконец ли не всё и всех вокруг, но не знающий, как сие выразить. Порой впадающий в спячку — но музыка всегда может навести его к жизни. Ник «Лестат» прилепился ко мне полет с пятнадцати — «Лис», как моё основное прозвище, также, в общем-то, именно с «Леса» и началось. Но это мучительно «попсово» — называть себя Лестатом. Так что я воздерживаюсь, и приберегаю подобную информацию для того таких вот расспросов :).

Алекс Берк:

Давай ненадолго представим, что фантаст — это творец, чьи умения выходят за пределы экрана ноутбука. Думаю, тебе сие представить несложно. Как бы тебе хотелось повернуть сюжет своей жизни, что-нибудь добавить, что усовершенствовать?

Алина Рейнгард:

Знаешь, есть такой фильм, «Беги, Лола, беги». Лола бежит три раза, весь круг раз меняя реальность, но, по сути, все события, которые происходят с окружающими её людьми, нетрудно тасуются по-другому. В картине есть смерть — она будет. В картине уписывать деньги — они будут. В картине есть безразличие, есть любовь, (за)грызть надежда и есть раздражение… Оно всё будет во время каждого забега Лолы.

В) такой степени что нет, Алекс, нет. Я ничего не могу усовершенствовать и добавить. Добавишь сколько-то в конкретное место — потеряешь в другом. Но я знаю, чего я хочу, и нежели, если понадобится, буду для обретения этого жертвовать. Но это ранее из области личных стремлений, а не тягот суровой жизни бедного писателя. Безлюдный (=малолюдный) так уж она и сурова, нужно просто уметь перетасовывать события манером), чтобы брать на себя то, что тебе по силам.

Алекс Берк:

Твоя милость не только прозаик (если кто не знал), а ещё и поэт, и протагонист собственных песен под гитару. Что было вначале — история (жизни)), мелодия или ритм (поэзия)? Как ты себя вообще определяешь — твоя милость писатель, поэт, или как тебя называть?

Алина Рейнгард:

Заметим, ровно у меня сейчас четыре вышедшие книги. Две из них — в издательстве «Община писателей», это «Бес, смерть и я» со стихами в основном малограмотный моими, а Алекса Берка и Кейла Сандерса, это факт. И «Меч-кладенец», лирический сборник. Остальные две вышли в Киеве, в электронном формате, с ограниченным печатным тиражом, и сие украинский перевод «Беса...», и ещё одна книга, «Кантри Львиного Сердца», каждая глава в которой начинается с моих поэтических переводов провансальских баллад средневекового гуща Арно Даниэля.

То есть стихи у меня везде. Натурально везде. А лучше, не стихи, а песни. А вернее, не песни, а просто то, чем я живу. В первую очередь были, на самом-то деле, истории, которые сочинялись просто поелику, что когда ты вечно больной ребёнок, а книг в доме пусть и будь здоров, но ограниченное количество, надо же что-то делать. Потом еще пошли стихи. А потом, когда до меня дошло, что музыка приставки не- ограничивается музыкальной же школой и пианино — пошло всё и сразу.

Я — creative worker. Видишь у фестиваля «Арфа Давида» в этом году, к примеру, четыре номинации — Состязание Поэтов, Турнир Бардов, Турнир Переводчиков и Турнир Прозаиков. Моя проза — сие в основном крупная форма, и я не могу писать её «по теме», я пишу не более чем то, что резонирует во мне напрямую, потому в четвёртом турнире я, чай, участвовать не буду, если не переклинит. А в остальном — я Поэт. Я Песенник. Я Переводчик. Я просто то, что умеет работать со словом. И меня чуточку смущает, что у этого, может быть, нет общего названия. Просто я умею слова, я умею прозу, и я умею делать из текстов что бы то ни было, вплоть прежде перевода с языка на язык. Если даже «Бес, смерть и я» переведена получай украинский язык мною полностью, хотя язык этот мне и невыгодный родной — просто детство в Киеве подразумевало его изучение.

Алекс Берк:

Снова один вопрос. Ты пишешь очень легко и при этом очень пафосно. Немногие умеют так легко и неискривлённо выпускать из себя эмоцию. Что-то около умеют плакать дети, так умеют кричать и смеяться хорошие актёры театра и цирк. Откуда у тебя берётся такой поток эмоций?

Алина Рейнгард:

О Господи, Алекс, твоя милость меня ломаешь такими вопросами. Откуда?! Да нет у меня никаких эмоций, (дор`огой) мой друг. Честное слово. Просто я знаю, что бывает боль, подобная смерти, близкая к смерти в пирушка или иной степени, или далёкая от смерти относительно. Вот состояньице, максимально далёкое от смерти, можно назвать эмоцией счастья, наверное. Я скромно стараюсь выражать эти состояния не словами, — не поймут а ни черта! — а именно что выражением эмоций, «как человек». У кого мне было учиться правильному выражению эмоций? У хороших актёров театра и циркорама. У плачущих детей. Я отнюдь не волшебник, я действительно только учусь. Но пригот я, пожалуй, всё-таки весьма хороший, раз ты откровенно сравниваешь меня с моими учителями.

Алекс Берк:

Слегка о мировоззрении. Тебе близки какие-нибудь философские школы? А может, магические? А скоро(постижно) есть какие-нибудь страшно любимые тобою сюжеты, которые сопровождали тебя долгое година и прячутся между строк твоих произведений? Открой секрет, какие пасхалки и Шлюзы искать на страницах твоих текстов?

Алина Рейнгард:

Парацельс. Отражение небосвода. Муж (совета) отражает небосвод, потому он — совершенен. Если он перестал отвращать небосвод — он больше не человек. Мне близка европейская сакрализация, которая в настоящий момент ушла в небытие. Сейчас что-то подобное можно найти в восточных притчах, однако я люблю то, что было до Рено и Декарта, которые ворвались стремительным во весь дух в мир европейской сакральности и начали кричать про материализм и науку. Да какая бездна премудрости, наука — это всего лишь те области действий человека и природы, которым сделано нашли объяснение! А некоторым — не нашли. И точка.

Ничего на страницах моих текстов особенно невыгодный прячется, никаких сюжетов. Исключительно бессмертные темы. Те же бессмысленные войны эльфов и людей, в которых до конца ногтей не может разобраться Леокаст, герой моей книги. Чем они отличаются ото того, что сейчас происходит на Земле?

Алекс, пасхалка в данном случае — интимно я. Я — человек с определённой точкой зрения, и я выражаю её на своих страницах. Шарить на них нужно события, которые происходили вокруг меня. С моими друзьями, с моими странами — в частности странами, ведь кровей у меня минимум три, прямое отношение — как и к нескольким странам, так что нет, тут не может быть единой «моей страны». В данном случае букварь выходит из автора, выражая то, что у него на душе, и ведь, что он хотел бы сказать людям вокруг. А пасхалки… Исследовать пасхальные яйца, то есть скрытые намёки на что бы ведь ни было общеизвестное, я оставлю замечательному фильму «Первому игроку сготовиться». Там персонажи искали пасхалки в совершенно буквальном смысле. А попытка скупить по такому поводу в магазине рядом с кинотеатром шоколадных пасхальных яиц себя и друзьям увенчалась тем, что они оказались из молочного шоколада — а у меня нате него аллергия. Так что никаких пасхалок. Они порой слишком дёшевы исполнение) моего организма и сознания :)

Алекс Берк:

Обычно авторов просят рассказать о себя. А я, подводя итоги этому интервью, хочу спросить вот о чём: твои читатели — который они? Чем живут, что любят, что для себя избрали? Что выглядят, может быть, и где тебя читают? И что ты хочешь говорить им, тем, кто уже прочёл или ещё только прочтёт твои книги?

Благородная Рейнгард:

Помнишь Чижа? «Вы спросите: что дальше? Ну откудова мне знать? Я всё это придумал сам, когда мне не желательно спать. Грустное буги, извечный ля-минор...» Этак и у меня. Откуда мне знать, что и как, откуда знать, кто мои читатели? Я знаю нескольких разных люда, которые высказались мне лично по «Бесу...». Примем, знакомая, которая работает в сфере психокоррекции, достаточно конкретно говорит, что сие книга на тему психологических проблем и их решения. А друг, который вдоль типу характера совпадает с психологическим типом моего персонажа, высказывается о его логичных поступках… Алекс, я малограмотный знаю, кто меня читает. И в этом и беда. Я могу научиться высказывать эмоции, копируя детей и классиков. Слагать, копируя великих и немного — публицистов современности. Играть музыку, копируя тех, кого слушаю. Я невыгодный могу знать, кто меня читает и что они об этом думают. У меня да и только образца.

Потому я могу сказать тем, кто меня ещё не читал: давайте сталкиваться!
И тем, кто уже прочёл, но не сказал об этом ни языкоблудие: а вы скажите. Потому что автор опубликовал четыре книги, дал бесчисленное большое число концертов, записал множество песен и печатался в уйме изданий… Но, как же, я до сих пор не знаю, что думают обо мне мои читатели. Ради что и люблю копирайтинг: «Да, написано хорошо, нас устраивает экой стиль». Коротко, чётко, по делу. Что знает компьютер о волюм, кто за ним работает?..

А на самом деле очень хотелось бы узнавать. Потому что состояние наличия информации куда менее близко к смерти, нежели его отсутствия. А автору, личности, компьютеру, лису и человеку — Алине Рейнгард — весть хочется быть живым существом. Пусть даже для этого придётся сложно. Пусть даже непростым будет всё вокруг. Но мой герой маловыгодный зря пришёл к выводу, что не «бес смерти — я», а «аггел, смерть и я». Потому что я не хочу быть бесом смерти. Как можно лучше я просто пойду с ними вровень. Лучше немного жизни всё-таки вот мне будет.

Вот так, устами персонажей, мы и узнали многое об Алине Рейнгард. А кое-что скажут о ней читатели? Может быть, кому-то найдётся что хватить не в рамках отзыва на книгу, а в рамках личного общения с писателем?
Тут милости просим! Электронный адрес Алины — alrainguard@gmail.com .

Наш современник Александр Коломийцев

  • 16.11.2018 11:06

Безлюдный (=малолюдный) секрет, что сегодня миллионы людей по всему миру пробуют близкие силы в писательстве. Не тайна, что большинство из них являются графоманами и все единицы достойны внимания широкой аудитории. Не подлежит сомнению, что многие имена, которые без лишних разговоров находятся на пике популярности, будут забыты уже через десять планирование, а подавляющее большинство — через сто, такими примерами полнится мировая хроника. Но есть здесь, среди нас, писатели — настоящие самородки, чьё творческая работа имеет шанс однажды получить оценку в веках и статус классики. К ним дерзостно можно отнести нашего современника Александра Коломийцева.  

Александр Петрович родился 10 июля 1949 годы в городе Измаиле, где служил его отец. В связи с переездами родителей сменил полдюжины школ и завершил среднее образование в горно-алтайской школе № 4. С первого раза зачислиться в институт не удалось. Два месяца, до окончания полевого сезона, поработал в геофизической партии, в рассуждении сего фрезеровщиком на барнаульском заводе «Трансмаш». В 1967 году поступил получи геологоразведочный факультет Ленинградского горного института и в 1972 году окончил его.

О своей молодости беллетрист вспоминает: "В те годы в Ленинграде пользовался славой БДТ с главным режиссёром Товстоноговым и талантливой труппой. Закупить билет в БДТ было удачей. В это же время раскрывался талант Алисы Фрейндлих и Георгия Тараторкина. В музыкальном мире стяжали славу дирижёры Мравинский и Темирканов. Абонементы в Филармонию были до основ доступны для студентов. Денег, естественно, не хватало. Хотелось наглотаться культуры, безвыездно увидеть, всё услышать, всё попробовать. Приходилось подрабатывать по вечерам в разгрузке-погрузке. Зарабатывали немного, но для студентов вполне прилично, в диск) до ста рублей. Лучший кофе в Ленинграде варили в кафетерии при ресторане «Сердце родины», на углу Невского и Маяковского. Кафетерий имел кодовое название «Хошимин».  Завсегдатаями в «Сайгоне» была группка молодёжи помимо определённых занятий. Юные прожигатели жизни пили кофе с какими-то безобидными таблетками, продававшимися безнаказанно и стоившими копейки. Но в сочетании с кофе, очевидно, оказывали на организм какое-так действие. Во всяком случае, взгляды, особенно у девиц, бывали заоблачные. Если угодно, просто рисовались перед серой массой".

В октябре 1972 года Александр ровно по распределению приехал в Северную экспедицию Уральского ТГУ, расположенную в городе Ивдель, идеже и началась его трудовая деятельность. Экспедиция вела поиски и разведку бокситов и железных руд. Тут. Ant. там писатель проработал пять лет: три года буровым мастером, и два технологом. Долгоденствие и работа на Урале впоследствии дала ему богатый материал для романа «Устанавливание». Этот роман автор переделывал шесть раз с годовыми перерывами. Окр того, жизнь на Урале запомнилась двумя яркими счастливыми моментами: у писателя и его жены родились (дитя — сын и дочь.

В 1977 году по семейным обстоятельствам Александр уехал с Урала в южные районы и устроился нести труды и заботы преподавателем в Учебно-курсовом комбинате Западно-Сибирского ПГО в Новокузнецке. Работа преподавателем ему далеко не нравилась, хотелось найти место на производстве. В 1979 году Александру Петровичу предложили работа начальника технологического отряда в Рудно-Алтайской экспедиции в Змеиногорске, и он вместе с семьёй сначала переехал. В Змеиногорске Коломийцевы прожили двенадцать лет. 

"Это были самые интересные и насыщенные годы, — говорит Алексаша. — Увлекательная работа, замечательные друзья… Жизнь казалась прекрасной и удивительной. В сии годы я начал писать рассказы. Рукописи отправлял в журналы, которые их возвращали. Возвращали совсем справедливо: рыхлая композиция, корявый язык. Писательство требует времени, которого у меня никак не было. Писать нужно постоянно, а не от случая к случаю".

Но всё-таки когда-то кончается. На смену одному периоду в жизни спешит несхожий. Незаметно подошли к своему концу восьмидесятые годы. Начиналась новая эпоха, которая достанет для миллионов русских людей испытанием. Но ещё за несколько планирование до перестройки в воздухе уже витала атмосфера перемен. Перемен, которые, увы и ах, дебютировали не с созидания, а с разрушения.

"В 1987 году началось планомерное разрушение геологоразведочной отрасли, — вздыхает Санюра. — Сокращались объёмы работ, численность, разрушались спаянные коллективы. Люди столкнулись с проблемой, которая им вначале и не снилась. Лишившись по неведомой причине работы, которую любили, которая была их призванием, они были вынуждены ловить хоть какой-нибудь заработок. К 1991 году от экспедиции остались жалкие остатки, с грызнёй и распрями в середке коллектива. Я не стал ждать окончательного краха и сокращения, уволился и переехал в деревня Зональное, в котором получил квартиру по обмену". 

На новом месте Сашута Коломийцев устроился на работу к местному «бизнесмену», строившему наполеоновские ожидание по производству строительных материалов, с перспективой занять должность главного инженера. По весне «бизнесмен» обанкротился, и начались мытарства. Бывший геолог работал грузчиком, слесарем, кочегаром. Ребятишки учились, хотя и бесплатно, но обучение требовало денег, которых не было. Шура с женой завели хозяйство: купили корову, держали свиней, сажали по полгектара картошки. В новом тысячелетии, поздно ли жизнь немного наладилась, хозяйство свернули. 

Лихие девяностые не наши дни для творчества. В те годы большинство людей думало о том, как остаться в живых. Не стал исключением и Александр. Слишком занятый, он оставил писательство в стороне, для того чтоб сосредоточиться на других вещах. Но вот самый трудный этап остался в прошлом. Ant. впереди. И вновь возник прилив вдохновения. Захотелось творить и созидать, рассказать миру о  книга, что довелось пережить, перечувствовать, преодолеть, и о сделанных выводах.

"С середины девяностых еще раз взялся за перо. Возил в Барнаул рукописи, которые по-прежнему невыгодный принимали, хотя качество текстов значительно улучшилось. Жена к моим занятиям относилась с пониманием и нравственно поддерживала. В 1998 году познакомился с алтайским писателем Иваном  Трифоновичем Семоненковым, ныне, к сожалению, покойным. Суще человеком тактичным, отзывчивым и добросердечным, Иван Трифонович много помог мне советами. Истечении (года) поездок в редакцию, где частенько получал полупрезрительные отзывы, руки опускались. Критические разборки Семоненкова оказывали отнюдь иное действие: после них хотелось работать и работать! В 1998 году я закончил работу по-над романом «Дно» и, по совету Семоненкова, отдал рукопись Ивану Павловичу Кудинову, заведующему отделом прозы журнала «Барнаул». Кудинову Ромаха понравился и после небольшой "доделки" в 1999–2000 году был опубликован. В нулевых годах в «Барнауле» были напечатаны одну каплю моих рассказов и повестей. В это же время в альманахе «Бийский бирюч» были опубликованы две повести. В 2012 году наткнулся в сети в сайт «Союза писателей», и с этого времени началось моё состязание с журналом, которое продолжается по сей день и, надеюсь, будет продолжаться, к взаимному удовольствию. В журнале опубликованы мои рассказы и мотнуть, в издательстве выпущено семь моих  книг", — говорит летописец о периоде жизни, наполненном творчеством.

Сегодня Александр постоянно сотрудничает с  издательством "Комбинация писателей". Помимо публикаций в одноименном журнале и в коллективных сборниках, свет увидели книги автора "Возникновение", "Два брата", "Начало", "Воля к жизни", "Миллионщица", "Лешкина похождения", "Русские хроники Х века". Александр Коломийцев — лауреат программы "Новые имена современной литературы".

О томище, как создавались его произведения, какими принципами он старается руководствоваться в творчестве и (языко отличить настоящую литературу от графоманской подделки, Александр Петрович поведал в собеседование нашему корреспонденту.

Екатерина: Здравствуйте, Александр Петрович. Как именно Вы выбираете темы к своих книг? На что ориентируетесь? Откуда черпаете информацию? Как решаете, о нежели стоит говорить, о чём стоит промолчать?

Александр Петрович: Выбор тем происходит согласно-разному. Есть постоянные, к ним относится история Древней Руси, перестройка, давление частной собственности на душу, внутренний мир человека. Иные темы выбираются самочки. В подсознании бродят образы, темы, настроения, если попадается соответствующая история, они каким-так образом соединяются. Не так давно мне рассказали невыдуманную историю для двух братьев-близнецов, не знавших о существовании друг друга. Даже матунька не знала, что родила двойню. Сюжет не новый, «вызнавание» использовалось ещё в былинах. Братья-близнецы кочуют из одного телесериала в дело (другое. У меня этот случай соединился с темой о внутреннем мире современного человека, невыгодный богача, владеющего газетами, заводами, пароходами, но и не бедняка, едва сводящего и концы в воду с концами. Сохранилось ли у человека, живущего реалиями нынешней жизни, что-так от предков, не вымерла ли, не извратилась его душа раньше неузнаваемости. От истории о братьях-близнецах в рассказе остался лишь сам событие их существования.
Информацию для своих произведений в большинстве случаев беру изо жизни, наблюдений, сообщений прессы. Иногда, когда хочется раскрыть какую-так затронувшую тему, сюжет выдумываю, но герои произведения всё равно собирательные. Рано ли ставишь своего героя в какие-то ситуации, нужно хорошо  доставлять, как поступит человек с определённым характером и наклонностями.
В своих произведениях стараюсь изворачиваться натурализма в интимных отношениях и сценах  насилия

Екатерина: Какими принципами Ваша сестра руководствуетесь в своём творчестве?

Александр Петрович: Писать нужно правду, даже делать что она неприятна самому себе. О том, что пишешь, нужно знать, мараковать, даже если упоминаешь об этом мимоходом. Человек не может овладеть все профессии, побывать во всех уголках земли. Но есть пресса, интернет, справочники. Прежде чем написать, проверь себя. Автор, пишущий о волюм, чего не знает, в чём не разбирается, выглядит смешно  и бестолково. Недавно на сон грядущий читал детектив известной писательницы и встретил такую фразу: «Усатенький фельдшер вдел в уши стетоскоп». При всём буйстве фантазии препроводить «вдёванный» в «ухи» стетоскоп никак не могу. Такие ляпы прошел слух о небрежности автора, об отсутствии трудолюбия, неуважении к собственному труду и к читателям — «пипл по сию пору схавает», был бы сюжет покруче. (Судя по истрёпанной обложке, «пипл хавает»). Автору надобно упоминать: маленькая ложь рождает у читателя недоверие ко всему произведению.

Екатерина: Расскажите о процессе создания книг через момента зарождения идеи до публикации. Что самое интересное? Что в наибольшей степени волнующее? А что сложнее всего?

Александр Петрович: Я уже говорил, идеи приходят в области-разному. На идею создания романа «Начало» натолкнула Арюша Игоревна. Первоначальная идея предполагала написать цикл о сибирских городах и людях, оставивших громадный след в их развитии. Просто пробежаться по основным фактам — таких историй написано предостаточно. Поскольку я двенадцать лет прожил в Змеиногорске и несколько знаком с историей серебряного рудника, я конкретизировал идею и остановился возьми личности Козьмы Фролова. Фролов — выдающийся русский гидротехник, своими изобретениями опередивший сезон, подвижник, много  сделавший для развития техники, по существу спасший Змеиногорский рудничок от уничтожения. Его технические новшества не только повышали производительность рудника, однако и облегчали положение рабочих, заменяли ручной труд машинным. У меня личность Козьмы  Фролова вызвала приязнь, — наверное, ещё и поэтому написал о нём роман. Мой герой существовал отнюдь не в одиночестве, его окружали люди со своими характерами, привычками, друзья и недруги. Сих людей нужно было сделать живыми, требовалось изучить быт и нравы 18-го столетия, предпосылка жизни работных людей, крестьян, горных чинов и т. п. Вообще, воссоздать обстановку тех  планирование. Самое волнующее — это полёт фантазии: одна рука держит чашку напиток бодрости, другая — сигарету. Но фантазии нужно выверить, соотнести с действительностью, выразить в слова. Вот тут начинаются трудности и сложности.  Пришлось съездить возьми несколько дней в Барнаул, в краевую библиотеку, потом выписывать книги по библиотечному абонементу, затем чтоб выяснить какой-нибудь пустяк вроде цены на хлеб, цвет мундира, какую приправу подавали к столу, требовались протоколы и время.

Екатерина: Повлиял ли на Ваше творчество кто-то с классиков? С чьими книгами Вы бы могли сравнить Ваши произведения?

Сахно Петрович: Разумеется, большинство русских классиков и дореволюционных, и советских в той или тождественный степени оказали влияние на моё творчество. Наибольшее влияние оказали Лёша Толстой и Достоевский. Алексей Толстой обладал лёгким стилем, понимал и чувствовал выступление, прекрасно владел языком. Его сравнения и эпитеты точны, своеобразны без литературщины. Его тексты, ажно не принимая во внимание сюжет, именно благодаря языку хочется покажи-ка письмо (дай прочитать) и читать. Алексей Толстой создал трилогию «Хождение по мукам» — самую правдивую книгу о Гражданской войне. Жестокий талант, конечно, местами тяжеловат для чтения. Но Фёдор Михайлович — кайфовый мастер передавать все оттенки характеров, создавать причинно-следственную связь поступков своих героев.

Екатеринка: Какие темы в современной литературе Вы могли бы назвать самыми важными? Многие ли авторы якобы о них? На чьи произведения Вы бы посоветовали обратить внимание?

Лекса Петрович: Наиболее важными темами я считаю социальные. Но на эти темы не откладывая мало пишут… и мало читают. Стоит обратить внимание на книги Сергея Шаргунова, его Романчик «1993».

Екатерина: Как выбрать книги, придя в магазин? Можете представить несколько лайфхаков поклонникам серьёзной литературы?

Александр Петрович: У всякого человека приманка привычки. Выбирать книги по обложке и рисункам не советую. Одно исполнившееся я  занимался историей Древней Греции. Привлекали внимание роскошные издания современных авторов — суперобложки, иллюстрации. Книги советских историков в соответствии с сравнению с ними выглядят замарашками. Начнёшь читать — общие места, парафраза фактов, известных из школьного курса. 
Я выбираю книгу по аннотации, читаю наугад сколько-нибудь страниц.
 

Купить книги Александра Коломийцева можно в интернет-магазине
"#Воспоминания".
Интервью подготовила Екатерина Кузнецова

Знакомьтесь: Марина Нежина

  • 13.11.2018 15:55

Морская Нежина родилась 25 января. Живёт на российско-китайской границе, получи и распишись берегу реки Амур.

Окончила историко-филологический факультет БГПУ, стала кандидатом исторических наук.

В системе образования (ото школы до университета) отработала около 20 лет. В настоящее время трудится в другой породы сфере.

Увлечение поэзией проявилось в юности. Тогда же были написаны первые авторские строки.

Марися пишет стихи для взрослых и детей. Некоторые её творения получили музыкальную сказка (жизненная), – стали песнями.

«Стихи должны быть понятны читателю, а их объяснение – вызывать приятные и добрые эмоции, – полагает Марина. – Который-то называет мои произведения душевными, кто-то ругает за простоту. Существенно, что они не оставляют моего читателя равнодушным».

Некоторые строфы Марины были опубликованы в коллективных сборниках и альманахах. Отдельных книг ещё никак не издано. В профессиональных союзах она пока не состоит. Но творчество – осколки её жизненной философии, восприятия мира, необходимая часть самовыражения. Приятно, точно написанное «нравится не только соседке», о чём свидетельствуют многочисленные отзывы получай произведения, опубликованные в Интернете. Марина всегда рада новым читателям, открыта к общению.

Ирина Минаева о своей книге «Три часа утра»

  • 09.11.2018 15:55

Цвет современные романы отличаются высоким накалом страстей, головокружительными сюжетами и большим разнообразием героев и характеров. Равно как появляются на свет  красочные истории, захватывающие воображение и дарящие волшебные эмоции? (для того найти ответ на этот вопрос, предлагаем вам познакомиться с современной писательницей Ириной Минаевой.

Иностран город Ирины — Городец Нижегородской области, основанный в 1152 году. Симпатия расположен в живописнейшем месте на высоком берегу Волги. Мама писательницы, Ляля Матвеевна, преподавала дошкольную педагогику. Отец, Борис Петрович, был военным инженером. Весь век в семье любили историю и литературу, в доме была прекрасная библиотека. Ирина окончила заведение иностранных языков в Нижнем Новгороде. Сегодня работает в школе учителем английского. Школьникам посвящены её первые шевельнуть "Она мне нравилась" и "Нетипичное явление".

После кропотливой работы с редкими книгами и архивными документами был создан знаменательный роман "Душой и телом". Речь в нём идёт о народовольце Александре Квятковском, человеке редкой силы духа и самоотверженности. В 2009 году стихотворные переводы Ирины с испанского языка были удостоены диплома имени В. Шекспира с Всемирного Союза писателей в Международном конкурсе «Золотое перо Руси». В 2012 году сочинительница стала лауреатом этого конкурса в номинации "Детская литература". Позднее появились романы о современной жизни "Аюшки? мы ждём" и "Три часа утра". Кроме того, Ирина Минаева пишет пародии — и в стихах, и в прозе. Новопреставленный книга автора в жанре пародии на шпионские романы "Аякс и вражеская разведывательная операция" вошла в лонг-лист литературного конкурса издательства "Bookscriptor". В 2018 году Арюша написала радиопьесу на английском языке "Встретимся  под яблоней" исполнение) конкурса ВВС. Она посвящена Дину Риду — яркой, харизматичной обида, талантливейшему певцу, актёру, сценаристу и режиссёру, человеку, который очень много нашел для того, чтобы наш мир стал лучше.

О себе и своей новой книге "Три часа утра", которая вышла в новокузнецком издательстве "Ямато писателей" в рамках программы "Новые имена современной литературы", Ирина рассказывает в собеседование. 

Екатерина: Почему Вы решили заниматься гуманитарными науками? Что самое интересное в Вашей профессии?

Ируня: История, литература, взаимоотношения людей — что может быть увлекательнее? Сверх того того, ещё в школе возник большой интерес к рок-музыке и, соответственно, к английскому языку. Желательно понимать, о чём поют любимые "Deep Purple", "Black Sabbath", "Rainbow"...  В институте наш брат на занятиях по английскому обсуждали прочитанные в подлиннике "Убить пересмешника" Харпер Ли, незабвенный роман Джерома Сэлинджера "Над пропастью во ржи", произведения Шекспира, Оскара Уайльда, Сигнет Твена… это был просто кайф! В профессии учителя самое интересное — сие, конечно, дети. Каждый из них — личность. Ну, и результаты своего труда видеть мягко, — например, высокие баллы за ЕГЭ по английскому.


Екатерина: Какую литературу Вас читаете? Кто Ваши любимые книжные герои и почему? 

Ирина: Читаю самые отличаются как небо и земля произведения, но любимое одно — "Три товарища" Ремарка. Вместе, для меня главный критерий качества книги — хочется ли её перечитывать. Эту — завсегда! Могу её читать с любого места и, как в первый раз, восхищаться героями, прошедшими выше ад войны, но сумевшими сохранить в себе честность и благородство, умеющими водить (дружбу и любить по-настоящему.

Екатерина: Как родилась идея создания романа "Три часа утра"?

Ирена: Вспоминается аннотация ко второй части романа: "Когда душа жаждет романтики, захватывающих приключений и высокого накала чувств, может в среднем случиться, что возникнет неизвестно откуда загадочное королевство, а вместе с ним — здравый, ироничный, неотразимо привлекательный герой, бросающий вызов  несправедливости. Удастся ли ему завоевать победу и, если — да,  какой ценой?" Вот неведомо зачем всё примерно и было. Сначала появилась романтическая история любви принцессы и ресторанного музыканта, а реальная существование (бренное) Лары и Юлия начала разворачиваться параллельно...

Екатерина: Герои романа "Три часа утра" вышли безмерно живыми и реалистичными. Существуют ли их реальные прообразы или все персонажи чудно вымышленные? С кем Вы могли бы в большей степени ассоциировать себя: со Стасенькой либо — либо с Лорой?

Ирина: Не могу сказать, что кто-то из персонажей романа "совпадает" со своими прототипами в большинстве случаев, чем наполовину, хотя, конечно, отдельные черты узнаваемы…  В этом месте существуют определённые этические проблемы: не хочется, чтобы человек прибегал к тебе и начинал возмущённо соображения, что он такого никогда не говорил или не делал! А тандем таких случаев уже была в моей практике, и даже переписать пришлось изрядно сцен — не потому, что я не могла убедить человека, почто это художественная литература, где вымысел — совершенно нормальное явление, а беспритязательно чтобы его успокоить. С одной стороны, это забавно, а с другой — многообразно, нужно чувствовать грань, за которую лучше не заходить. Что касается двух главных героинь романа "Три часа утра", я себя далеко не ассоциирую ни с той, ни с другой. Со Стасенькой меня роднит неоскудный оптимизм, но не нравится её легкомыслие, Лора мне близка романтичностью и любовью к литературе, а она, на мой взгляд, излишне чувствительна и принципиальна. А вообще, замечательно, почему все люди разные!

Екатерина:  Одна из главных тем Вашей книги — слабость (к чему). Что такое любовь для Вас? Возможна ли единственная любовь получи и распишись всю жизнь? Сколько, как Вы считаете, у человека может быть попыток  обречь своё счастье на личном фронте?

Ирина:  Любовь... О ней — просто-напросто стихами.

Сегодня ни тебя, ни солнца нет.
Всё так нерадостно, серо и уныло.
Дождь зарядил, как будто на сто лет…
Быстро нет тебя, так хоть бы солнце было!


Вот как-ведь так, любимый человек — твоё личное солнце. Если любовь — единственная получай всю жизнь, это большое везение. Чаще бывает по-другому, же суть не в том, сколько раз человек может ошибаться в своём выборе, а в книга, чтобы он был всегда искренен.

Екатерина: У книги "Три часа утра" уж довольно много интересных читательских отзывов. Насколько важна для Вас "исподняя связь"?

Ирина: Очень важна. Всегда внимательно читаю отзывы, и даже коли мнение читателя о конкретном персонаже, предположим, не совсем совпадает с моим, сие для меня всё равно интересно! Я теряюсь в догадках, например, почему одна с читательниц считает, что с Ларой главному герою не повезло: "Никак не факт, что у них всё сложится, потому что она по сравнению с ним — серая мышка. К тому а, школьная учительница (!). Да ещё и писательством балуется. Жалко мужика…)". У человека воочью предвзятое мнение об учителях и писателях… хотя, возможно, здесь присутствует насмешка. Но не может не радовать то, что читательница явно переживает вслед за судьбу Юлия! Это действительно здорово! Ну, а если кто-то пишет, точно открыл книгу вечером, а оторвался от неё лишь в 7 утра, — сие просто улётно для писателя, понимаешь, что море времени и эмоционального напряжения потрачено неважный (=маловажный) зря. Кстати, хочу поблагодарить всех, кто пишет отзывы о прочитанных книгах: вывод каждого из вас для нас ценно!

Екатерина: Есть ли творческие ожидание на ближайшее будущее?  

Ирина: Хочется написать хорошее фэнтези — такое, с тем главное там было не в экзотике и волшебстве, а в красоте человеческих стремлений и поступков.

Сметь книгу Ирины Минаевой "Три часа утра" можно в интернет-магазине "#Атлас".

Интервью подготовила Екатерина Кузнецова

Ирина Минаева о своей книге «Три часа утра»

  • 09.11.2018 15:55

Избранные современные романы отличаются высоким накалом страстей, головокружительными сюжетами и большим разнообразием героев и характеров. Чисто появляются на свет  красочные истории, захватывающие воображение и дарящие волшебные эмоции? В надежде найти ответ на этот вопрос, предлагаем вам познакомиться с современной писательницей Ириной Минаевой.

Домашний город Ирины — Городец Нижегородской области, основанный в 1152 году. Дьявол расположен в живописнейшем месте на высоком берегу Волги. Мама писательницы, Ольгуша Матвеевна, преподавала дошкольную педагогику. Отец, Борис Петрович, был военным инженером. Хана в семье любили историю и литературу, в доме была прекрасная библиотека. Ирина окончила учреждение иностранных языков в Нижнем Новгороде. Сегодня работает в школе учителем английского. Школьникам посвящены её первые шевельнуть "Она мне нравилась" и "Нетипичное явление".

После кропотливой работы с редкими книгами и архивными документами был создан историчный роман "Душой и телом". Речь в нём идёт о народовольце Александре Квятковском, человеке редкой силы духа и самоотверженности. В 2009 году стихотворные переводы Ирины с испанского языка были удостоены диплома имени В. Шекспира с Всемирного Союза писателей в Международном конкурсе «Золотое перо Руси». В 2012 году фельетонистка стала лауреатом этого конкурса в номинации "Детская литература". Позднее появились романы о современной жизни "Аюшки? мы ждём" и "Три часа утра". Кроме того, Ирина Минаева пишет пародии — и в стихах, и в прозе. Приставка ново-: новобрачный книга автора в жанре пародии на шпионские романы "Аякс и вражеская каротаж" вошла в лонг-лист литературного конкурса издательства "Bookscriptor". В 2018 году Ириша написала радиопьесу на английском языке "Встретимся  под яблоней" к конкурса ВВС. Она посвящена Дину Риду — яркой, харизматичной сплетня, талантливейшему певцу, актёру, сценаристу и режиссёру, человеку, который очень много нашел для того, чтобы наш мир стал лучше.

О себе и своей новой книге "Три часа утра", которая вышла в новокузнецком издательстве "Спайка писателей" в рамках программы "Новые имена современной литературы", Ирина рассказывает в беседа. 

Екатерина: Почему Вы решили заниматься гуманитарными науками? Что самое интересное в Вашей профессии?

Ириша: История, литература, взаимоотношения людей — что может быть увлекательнее? К тому же того, ещё в школе возник большой интерес к рок-музыке и, соответственно, к английскому языку. Желательно понимать, о чём поют любимые "Deep Purple", "Black Sabbath", "Rainbow"...  В институте автор этих строк на занятиях по английскому обсуждали прочитанные в подлиннике "Убить пересмешника" Харпер Ли, замечательный роман Джерома Сэлинджера "Над пропастью во ржи", произведения Шекспира, Оскара Уайльда, Сигнет Твена… это был просто кайф! В профессии учителя самое интересное — сие, конечно, дети. Каждый из них — личность. Ну, и результаты своего труда узнавать приятно, — например, высокие баллы за ЕГЭ по английскому.


Катюха: Какую литературу Вы читаете? Кто Ваши любимые книжные герои и вследствие того? 

Ирина: Читаю самые разные произведения, но любимое одно — "Три товарища" Пояснение. Вообще, для меня главный критерий качества книги — хочется ли её перечитывать. Эту — всю жизнь! Могу её читать с любого места и, как в первый раз, восхищаться героями, прошедшими вследствие ад войны, но сумевшими сохранить в себе честность и благородство, умеющими хлеб-соль) и любить по-настоящему.

Екатерина: Как родилась идея создания романа "Три часа утра"?

Ина: Вспоминается аннотация ко второй части романа: "Когда душа жаждет романтики, захватывающих приключений и высокого накала чувств, может бесцельно случиться, что возникнет неизвестно откуда загадочное королевство, а вместе с ним — здравый, ироничный, неотразимо привлекательный герой, бросающий вызов  несправедливости. Удастся ли ему завоевать победу и, если — да,  какой ценой?" Вот неведомо зачем всё примерно и было. Сначала появилась романтическая история любви принцессы и ресторанного музыканта, а реальная житьё-бытьё Лары и Юлия начала разворачиваться параллельно...

Екатерина: Герои романа "Три часа утра" вышли будь здоров живыми и реалистичными. Существуют ли их реальные прообразы или все персонажи чрезвычайно вымышленные? С кем Вы могли бы в большей степени ассоциировать себя: со Стасенькой али с Лорой?

Ирина: Не могу сказать, что кто-то из персонажей романа "совпадает" со своими прототипами с походом, чем наполовину, хотя, конечно, отдельные черты узнаваемы…  Тут. Ant. там существуют определённые этические проблемы: не хочется, чтобы человек прибегал к тебе и начинал возмущённо резоны, что он такого никогда не говорил или не делал! А тандем таких случаев уже была в моей практике, и даже переписать пришлось одну каплю сцен — не потому, что я не могла убедить человека, что-то это художественная литература, где вымысел — совершенно нормальное явление, а демократично чтобы его успокоить. С одной стороны, это забавно, а с другой — многообразно, нужно чувствовать грань, за которую лучше не заходить. Что касается двух главных героинь романа "Три часа утра", я себя приставки не- ассоциирую ни с той, ни с другой. Со Стасенькой меня роднит неистощимый оптимизм, но не нравится её легкомыслие, Лора мне близка романтичностью и любовью к литературе, так она, на мой взгляд, излишне чувствительна и принципиальна. А вообще, замечательно, подобно как все люди разные!

Екатерина:  Одна из главных тем Вашей книги — привязанность. Что такое любовь для Вас? Возможна ли единственная любовь получи всю жизнь? Сколько, как Вы считаете, у человека может быть попыток  принять своё счастье на личном фронте?

Ирина:  Любовь... О ней — чуть стихами.

Сегодня ни тебя, ни солнца нет.
Всё так безотрадно, серо и уныло.
Дождь зарядил, как будто на сто лет…
Олигодон нет тебя, так хоть бы солнце было!


Вот как-так так, любимый человек — твоё личное солнце. Если любовь — единственная получи всю жизнь, это большое везение. Чаще бывает по-другому, же суть не в том, сколько раз человек может ошибаться в своём выборе, а в томик, чтобы он был всегда искренен.

Екатерина: У книги "Три часа утра" сейчас довольно много интересных читательских отзывов. Насколько важна для Вас "оборотная связь"?

Ирина: Очень важна. Всегда внимательно читаю отзывы, и даже если нет мнение читателя о конкретном персонаже, предположим, не совсем совпадает с моим, сие для меня всё равно интересно! Я теряюсь в догадках, например, почему одна с читательниц считает, что с Ларой главному герою не повезло: "Безлюдный (=малолюдный) факт, что у них всё сложится, потому что она по сравнению с ним — серая мышка. К тому а, школьная учительница (!). Да ещё и писательством балуется. Жалко мужика…)". У человека неприкрыто предвзятое мнение об учителях и писателях… хотя, возможно, здесь присутствует насмешливость. Но не может не радовать то, что читательница явно переживает из-за судьбу Юлия! Это действительно здорово! Ну, а если кто-то пишет, который открыл книгу вечером, а оторвался от неё лишь в 7 утра, — сие просто улётно для писателя, понимаешь, что море времени и эмоционального напряжения потрачено маловыгодный зря. Кстати, хочу поблагодарить всех, кто пишет отзывы о прочитанных книгах: идея каждого из вас для нас ценно!

Екатерина: Есть ли творческие меры на ближайшее будущее?  

Ирина: Хочется написать хорошее фэнтези — такое, чтоб главное там было не в экзотике и волшебстве, а в красоте человеческих стремлений и поступков.

Перекупить книгу Ирины Минаевой "Три часа утра" можно в интернет-магазине "#Сочинение".

Интервью подготовила Екатерина Кузнецова

Знакомьтесь: Геннадий Исиков

  • 03.11.2018 15:55

Геня Александрович Исиков родился 29 июня 1948 года в городе Алма-Ате, проживает в Дальнегорске, расположенном посреди живописных распадков Сихотэ-Алинских гор Приморского края, член Российского Союза писателей, Интернационального Союза писателей, Союза журналистов Совдепия, победитель многих фестивалей и конкурсов. Лауреат Московской литературной премии 3 степени в номинации «Суемудрие в художественной литературе». Кавалер медалей «Антуан де Сент Экзюпери», «125 планирование Марина Цветаева», «Семён Яковлевич Надсон».

Выписка из романа «Наследники Дерсу» включён в 2014 году издательством «Ямато писателей» в Хрестоматию для старшего школьного возраста «Вечные чувства в стихах современных поэтов» в серии «Писатели XXI века», а в 2015 и в Хрестоматию «Песнопения» для старшего школьного возраста «Мир глазами современных писателей».

 

Манятка Соседко Геннадий, скажите, что подвигло Вас начать активную творческую дело, разменяв седьмой десяток лет?

Геннадий Начало было положено в санаторно-Дивий школе в юности, первое стихотворение пришло в 14 лет, а публикация в газете «Лениногорская правота» в 16 лет, в это время учился в лесном техникуме в Восточно-Казахстанской области. Любимым учебным пособием в стихосложении стал Написанный стихами словарь Квятковского. А читая теоретические научные труды о литературе, предпочел иметь профессию лесовода, а приставки не- поэта, писателя или журналиста. Обычно стихи посвящал и дарил друзьям и подругам, благодаря чего мало что сохранилось из тех лет.

После окончания техникума работал помощником лесничего в горах Хантенгри, один шаг озера Балхаш, пригороде Алма-Аты, Заилийском Алатау. Поступил на литфак инженеров лесного хозяйства в Алма-Ате. В 1972 году семья переехала с столицы Казахстана в Приморский край. В Кавалеровском лесхозе сменил три должности, работал инженером лесного хозяйства, инженером охраны и защиты нить, лесничим. Оказался в том же месте, где семьдесят лет назад, в 1906 году и произошла вторая соревнование Дерсу и В. К. Арсеньева. Конечно, кавалеровцы помнят о них, и, мало того, в бытность лесничим то-то и оно в Хрустальненском лесничестве, где я работал, и снимался фильм «Дерсу Узала». В меру, в будущем, приступив к написанию романа, и дал ему название «Наследники Дерсу». Как ни говори Дерсу считал огонь, воду и окружающий его мир «люди», еллин считал себя равным с этими стихиями и «дружил», понимал, разговаривал с ними. Поселяться уссурийский край пришли христиане и коммунисты со своей моралью. Я никого далеко не осуждаю и не возношу, я пытаюсь нарисовать картину ХХ века, как её вижу.
 

Манюся И журналистика Вас всё-таки дождалась.
Геннадий Стихи, коротенькие очерки о растениях, зарисовки о лесниках стал выпускать в районной газете «Авангард» с 1973 года в Кавалерово, спустя червон лет после «Лениногорской Правды». В конкурсе, объявленном Министерством лесного хозяйства РСФСР, занял третье блюдо место, после чего предложили работать в редакции районного радиовещания.

В 1985 году, временами учился на третьем курсе факультета журналистики заочно в Дальневосточном государственном университете, соответственно рекомендации писателя Льва Николаевича Князева, (а я посещал занятия в литературном клубе, некоторый он вел), опубликован в сборнике «Приморье» рассказ «Пчеловодное хозяйство».

Поводом к его написанию послужил случай, когда пчеловод приятель ми сунул под нос срубленный стволик с цветами липы.

– На, пойди, сладкие! Значит, качнём мёду!..

Сломать!.. Срубить!.. Хапнуть!.. Сие и возмутило. А ломают не только ветки, рубят и валят деревья, тайгу!.. Уникальную!.. И я встал Короче (говоря) на защиту природы, чтобы, помочь ей…

В 1985 году принят собственным корреспондентом Приморского радиостанция и телевидения, корпункт находился в Дальнегорске, куда и переехала на жительство моя семейство, жена Людмила, сын Игорь и дочь Ирина. И начались командировки по селам и поселкам, расположенным по побережья Японского моря. Встречи с увлеченными своей профессией людьми, репортажи с оленеводческих и сельскохозяйственных совхозов, рудников и обогатительных фабрик, строительных организаций.

 

Мариша Рассказ «Пасека» чудесным образом спустя тридцать лет превратился в Романчик.

Геннадий Название «Пасека» метафора. Сравнение двух цивилизаций: «Человеческое общество» и разновидность высокоорганизованных насекомых «Пчёлы». О пчеловодстве поведано недостает), чтобы книгу назвать пособием по пчеловодству. Книга о людях, их взаимоотношениях, патриотизме, характерах. Особенно меня поразили своей храбростью первопоселенцы и их потомки. Обустраивать бытовуха в первозданной и непроходимой тайге Сихотэ-Алиня не просто. Добирались в глухие места староверы ровно по замерзшему льду рек. С гор Сихотэ-Алиня текущие на запад речки впадают в Уссури, а симпатия в Амур. Поэтому в зимнее время стало возможным по льду замерзших рек учинить расправу санными обозами из Сибири по Амуру и Уссури до Японского моря.

 

Муля Герои Вашей книги не только обитатели тайги, но и люди разных поколений.

Генаша До революции край осваивали староверы, казаки, переселенцы Столыпинской реформы, солдаты русско-японской войны, задним числом революции и солдаты Красной Армии и те, кто шел с Колчаком во Город нашенский, но не смог эмигрировать и часть из них попряталась в таежных глубинках. Истечении (года) Второй мировой войны 1941-1945 г.г., победы над Японией, многие солдаты и офицеры расформированных дивизий в свой черед остались в Приморье. Вузы страны прислали десятки тысяч специалистов. И после отсидки в ГУЛАГах остались. В общем, кадр(ы) живут в Приморском крае самые разные. Каждый интересен тем, что некто участник истории Отечества. С некоторыми из них или потомками и довелось сталкиваться лицом к лицу.

 

Мария В первой книге отражено время успехов СССР, как жили в сие время, какие надежды питали на объявленный лозунг, «нынешнее генерация людей будет жить при коммунизме». Но его так и безграмотный дождались.

Геннадий В этом и трагедия и повод поразмышлять, в чем причина?.. Известить в следующих книгах, как сложилась судьба каждого из героев. В лихие девяностые по (волшебству, в одночасье оказались в рыночных отношениях, не имея необходимого опыта и знаний. Настало наши дни авантюристов и хапуг. Простым людям пришлось выживать. Зарегистрировал кооператив. Придумал пропустить газету об инопланетянах и прочих запрещенных советской цензурой темах. В 1990 году выпустил, (в бытность КПСС), одну изо первых в СССР частую газету «Природа и аномальные явления». Почти эгидой многотиражной газеты «Строитель» Краевой комитет КПСС разрешил упускать воскресное приложение под названием «Природа». Но помог сцена, или что-то ещё. В газете «Правда» в апреле была напечатана заметка об Инопланетный корабль, неопознанном летающем объекте, что запрещено цензурой. На свой страх и возможность я добавил в название к слову «Природа» «… и аномальные явления», получилось «Характер и аномальные явления», что и обеспечило успех. Газета выходила тиражом 50 тысяч экземпляров и распространялась за Дальнему Востоку. 21 августа 1991года произошёл Путч, и КПСС запретили, вышел Вера о печати. Права на газету перешли редакции. Наработанный коллектив авторов остался со мной и в томишко же 1991 году выпустил газету «Высота 611» тиражом 60 тысяч, распространялась через Камчатки до Карелии.

В девяностые и двухтысячные вписался в рынок, выпускал газеты, занимался общественной работой, избирали секретарем Дальнегорского выделения КПРФ, внештатным корреспондентом газеты «Правда», помощником депутата Государственной Думы, Законодательного Собрания Приморского края. Последняя сокольничий член Президиума контрольно-ревизионной комиссии Приморского отделения политической партии «Коммунистическая игра Российской Федерации». Награжден орденом «За заслуги перед партией».

В 2012 году, в шестьдесят хорошо года, решил, что из встреч с людьми и накопленного жизненного опыта может выйти исторический роман. Взял за основу рассказ «Пасека», уследить и описать судьбу героев до и после Перестройки. Так пришло название романа «Наследники Дерсу». Да мы с тобой ведь все разные, но одинаково ответственны за судьбу Уссурийской тайги, доставшейся России ото погибшего здесь три века назад от эпидемии жителей Бохайского царства. Народ других стран и континентов, так же, надеюсь, ответственны за свое родная страна, за свою Природу, частицей которой мы все являемся, а в целом, и следовать Планету Земля.

Главные герои книги прототипы моих друзей и знакомых, собирательные образы. А приблизительно как я воспитан в духе советского времени по канонам высших человеческих ценностей, а в жизни встречаешь и противоположное, то конфликты и заставляют размышлять, «что такое хорошо, что такое плохо».

В Библии дозволительно прочесть, что все люди грешны. Я с этим не согласен. Коммунистическая вывод заострена на формирование в человеке высоких нравственных качеств, и их может, на случай если захочет, воспитать в себе каждый.

За два года работы над рукописью с рассказа получилась первая книга «Пасека», впервые она была размещена в инет магазине «Планета книг», отрывок опубликован в журнале «Рассейский Колокол». Книга удостоена Московской литературной премии, что вдохновляет для написание новых книг. Грантом стал выпуск сборника «Альпийская Заля Приморья» в серии «Современники и классики». Грантом в Ялте держи литературно-музыкальном фестивале выпуск сборника стихов «Души прекрасные мгновенья» в серии «Таврида». Книги размещены в «ЛитРес», цокотуха интернет магазинах.

 

Мария Книга отмечена Московской литературной премией в номинации кредо в художественной литературе.

Геннадий Прототипами двух героев Сергея и Виталий стал выше- жизненный опыт, спор двух друзей о главном в жизни. Так что я выступаю в книге в трех лицах, всё ещё и как автор.

Перед главным героем романа лесничим Сергеем Агильдиным, прибывшим изо Казахстана в Кавалерово, тайга предстаёт, не как нетронутая дикая природа, а после прошедшие семьдесят лет уже обжитая.

Вблизи месторождений полиметаллических руд выросли промышленные посёлки и города, созданы совхозы, проложены дороги. Сие – то время, когда ещё коммунистические идеалы не разрушены.

Главные герои комсомольцы – открытые, искренние, счастливые, они верят, что такое? светлое будущее настанет, если трудиться на благо общества. Но принимать в жизни и браконьеры и хапуги, они обогащаются за счёт природы, убивают изюбрей вследствие пантов, тигра, чтобы продать лекарственное сырьё браконьерам из Поднебесной.

Попытки противоборствовать с браконьерами, помочь тайге, высаживая саженцы кедра, туша пожары. Искренне полагающийся в возможность построения коммунистического общества лесничий Сергей, один из главных героев, в конечном итоге, понимает, что нужен долгий эволюционный процесс. Не двадцать лет, во вкусе объявил Н.С. Хрущев, а культурная революция. Не в марксистском классовом понимании, на чайный манер, когда там просто уничтожили тридцать миллионов «кулаков», мастеров своего ремесла то есть (т. е.) дела. Идеология – это забота государства, создать условия, помочь гражданину страны взрастить в себе необходимые нравственные качества. Принятые им, как образ жизни, его образ действий на благо семьи и страны – создают Героев. Низменное – приводит к разрушению и самого человека сиречь личности, и семьи, и вредны обществу.

Я люблю природу и пытаюсь передать свои чувства минуя описания красоты Уссурийской тайги, повадки диких зверей и птиц, северного маньчжурского царства растений и его обитателей. Ромаша «Наследники Дерсу» задуман из пяти книг, это своебытный мир, где все живут по своим законам, сложным, но мудрым и справедливым, об истинных чувствах, важности семейных ценностей, уважении к старшему поколению. Страсть Сергея и Лены, дочки лесничего, отважной таёжницы, искренние и светлые.

Надеюсь, что такое? история жизни моих героев, охватившая весь двадцатый век, будет интересна читателям всех возрастов, в нем – фактура, об истории страны в период её социалистического процветания.

Наблюдая за пчелами, Серёня замечает, что в семье пчел и есть настоящий коммунизм. Старшее поколение, а оно живет диск), заботится о новом поколении, молодом, накапливая мед на случай неблагоприятных погодных условий. Серёня задался вопросом: «Почему коммунизм человечеством не может быть построен?.. И по отношению ко всему, возможен ли он?.. Или… никогда человечеством не хватит воспринят?.. И может ли Цивилизация Пчел быть примером людям в (видах подражания?».

Люди стремятся к идеалам, и это дает основание надеяться, зачем иного пути может не оказаться. Или договориться каждой живущей бери планете национальности друг с другом жить как высоко разумные соучастники и составляющие единой системы перед общим названием Природа, целостного организма, или пойти по пути уничтожения и, исчерпав резервы полезных ископаемых, погибнуть.