Литературный портал

Современный литературный портал, склад авторских произведений
You are currently browsing the Бог category

С Богом гораздо проще жить, чем с людьми

  • 06.12.2018 00:01

с Богом незначительно проще жить, чем с людьми, потому что Он гораздо понятливее. У меня был племянничек, который жил у нас. Помню, мальчуган загонялся за день, вечером приполз к своей постели, посмотрел минорно на бабушку и сказал: “Я слишком устал, чтобы молиться!” Потом посмотрел держи икону, послал воздушный поцелуй и сказал: “Спокойной ночи!” — и заснул тут а. И я уверен, что этот поцелуй мальчугана из глубины его усталости был неизмеримо реальнее, чем, если бы он из себя вымучил какую-нибудь молитву.

И с нами ведь же самое. Мы можем сказать: “Господи, я так устал — не не более телом, но и голова не варит; но я знаю, что я Тебя люблю, я признать себя виновным не могу этой любви не могу сейчас ощутить; я знаю, что я в Тебя верю, при всем желании угодить моим критикам сейчас я не ощущаю ничего ровно, кроме боли в ногах и в спине”. И я думаю, не грех перекреститься и сказать: “Я в этой пустоте ложусь спать — и Бог меня хранит”

изо бесед митрополита Сурожского Антония Блума

Запись С Богом гораздо проще жить, чем с людьми впервые появилась Составитель звезд.

И знайте, что это Божье.

  • 05.11.2018 01:24

Если только вы не можете чувствовать Божье присутствие — Чувствуйте своё собственное моё),
И знайте, что это Божье.

Если вы не можете найти свою приверженность — Это потому, что вы ищете её
Во времени и пространстве.

Разве что вы не знаете свой путь — Это потому, что вы сейчас идете по нему.
(Безбоязненно и без карты).

Если вы не можете обретший ответы сейчас —
Это потому, что вопросы находятся внутри вас.
(Ответы приходят в своё благодатное шанс).

Если вы чувствуете себя вдали от Бога,
Если Дом никак далеким воспоминанием —
Вы к нему ближе, чем могли бы себе представить себе мысленно.

Так что, дышите и любите следующий шаг.

Джефф Фостер (Перевод Ирины Черковской.)

Запись И знайте, что это Божий. впервые появилась Собиратель звезд.

Как мне открыть сжатые кулаки?

  • 31.10.2018 10:35

Твоя милость все еще чувствуешь горечь, потому что люди не были благодарны по (по грибы) то, что ты дал им; ты все еще испытываешь завидность к тем, чья работа оплачивается больше, чем твоя; ты все до сего часа хочешь отомстить кому-то, кто не засвидетельствовал тебе свое уважение; ты все еще под воздествием разочарования от того, что невыгодный получил ожидаемого письма; все еще злишься, что кто-то безлюдный (=малолюдный) улыбнулся тебе, проходя мимо. Ты свыкся с этим, живешь, как-по с это на самом деле тебя не беспокоит… ровно перед того момента, когда нужно молиться. И тогда все возвращается: горечь, охлофобия, зависть, разочарование и желание отомстить. Но все эти чувства не прямо-таки появляются и исчезают; ты сжимаешь их в своих руках, как будто сие сокровища, с которыми ты не хочешь расстаться. Ты сидишь, погрязший в этy застарелую горечь, по образу будто не можешь без нее, будто расставшись с ней, ты потеряешь самого себя.

Подина отделенностью часто понимают отказ от всего привлекательного. Но иногда сие также требует отказа от того, что вызывает отвращение. Ты возьми самом деле можешь оказаться крепко привязанным к таким темным силам, делать за скольких обида и ненависть. До тех пор, пока ты лелеешь надежду возьми полное воздаяние, ты остаешься неразрывно связанным со своим прошлым. Случалось кажется, что ты тонешь в этой ненависти и желании отомстить, — обнаруживаешь себя стоящим в стойке, с кулаками возьми изготовке, недоступный для Того, Кто хочет тебя исцелить.

Если твоя милость хочешь молиться, тогда первый вопрос: «Как мне открыть эти сжатые кулаки?» До мозга костей точно, не посредством агрессии. И не усилием воли. Может быть твоя милость сможешь найти свой путь к молитве, если будешь внимательно слушать языкоблудие, которые ангел сказал Захарии, Марии, пастухам и женщине у гробницы, — «Не бойся!» Приставки не- бойся того, Кто хочет войти в твои сокровенные комнаты, и пригласить тебя отпустить в таком случае, к чему так судорожно цепляешься. Не бойся показать свои потные монеты, сверху которые все равно ничего не купишь. Не бойся предложить домашние ненависть, горечь и разочарование Тому, кто любовь и только любовь. Даже когда понимаешь, что у тебя мало того, что можно показать, не бойся разинуть это для обозрения.

Генри Нувен. «С открытыми ладонями» (пер. О. Фокс)

Запись Как мне открыть сжатые кулаки? в первый раз появилась Собиратель звезд.

Я хочу, чтобы ты сама узнавала, на что способна

  • 25.10.2018 23:17

Я свободу тебе вписываю подо кожу, а поверх — родинки, россыпью из созвездий. В глаза тебе вкладываю красоту таблица, в сердце — красоту жизни, в уши — слова и музыку, голоса любимых.

Я хочу, с тем чтоб ты сама узнавала, на что способна, у тебя будут для сего инструменты: любопытный ум, пылкое сердце, способность замечать незаметное, умение составлять чуткой, беречь всю эту тонкость и хрупкость мира.

Я оставил повсюду тебе подарки — гладиолус, проросший сквозь лед на вершине большой горы, отблеск лучей в городе нате воде, свет, проникающий сквозь окна и витражи.

Твое имя во ми отзывается и дрожит, я любуюсь тобой в каждом из проявлений. Учись быть смелее, чтоб малограмотный только наблюдать, еще – действовать. Сохраняй свою нежность даже в остром горниле решетка и не оставляй осуществление на потом.

В остальном – рассчитывай на меня.

Касатка не спи

Запись Я хочу, чтобы ты сама узнавала, на что способна в первый раз появилась Собиратель звезд.

Человеческая жизнь это принятое священное соглашение

  • 08.10.2018 13:07
Отпечаток: Tatiana Afinogenova

Человеческая жизнь это принятое священное соглашение. Это невыгодный случайность или неожиданное событие. Каждый раз после очередной жизни для земле вы встречали свет,и были обьяты светом. Вы были искупаны в любви и сие было безусловно. Из этого пространства любви вы рассматривали вашу дни. Вы не были осуждены, вы осуждали себя сами. Вы осуждали самочки себя по тем стандартам, по которым вы осуждали других доколе вы на земле.

Не способные простить себя за боль,которую вам причинили другим,Вы искали покаяние. Не способные простить других ради боль, которую они причинили вам, вы жаждили мести.

Сила обусловленности и неразрешенных эмоций, таким образом, приводили вам к тому, что вы были пойманы циклами рождения и смерти. Вы проектировали вашу будущую жизнь соответственно урокам,которые вам необходимо выучить и вожделениям, которые вы жаждите выполнить.
Божественное готово в любое время исполнить ваши молитвы. Жизнь это шкурный выбор, не принуждение.

Чтобы прорваться через циклы жизни и смерти, вас должны выполнить условия священного договора. Вам следует отучиться причинять пытка и ненавидеть, научиться прощать и любить. Цветение сердца и пробуждение к божественному это великие подарки, которые долгоденствие имеет для вас.

Ошо

Помета Человеческая жизнь это принятое священное соглашение впервые появилась Собиратель звезд.

Арка 1. Глава 2. Книга «С уважением, Бог»

  • 06.10.2018 21:11

Где-то, ладно, раз эта Вселенная будет моим домом на ближайшие… э-э-э… столетия? Тысячелетия? Хм… занятно, сколько, вообще, Боги живут, пока с катушек не слетают от своего бессмертия? Бесконечнолетие во вкусе-то пугает, знаете ли… звучит, как билет в божественную дурку.
В (свое, насчёт того, как сохранить рассудок и остаться собой на божественной службе, следует будет что-то придумать, а то стать бессмертным всемогущим идиотом — ми как-то не улыбается.
Подумаю на эту тему на досуге.
А не раздумывая было бы приятно на что-то опереться.
Смешно, но особенно в прямом смысле!
Как-то неуютно висеть нагишом посреди своей но собственной Вселенной, да ещё и в космосе. Благо, никто не видит. Как ни говорите правда!?
Эх, как там говорится?
Дайте мне точку опоры, и я переверну поднебесная, да?
Забавно, кто бы мог подумать, что эта фраза ми пригодится Тут…
О`кей, значит, надо создать себе место для ПМЖ либо хотя бы ВМЖ.
В конце концов, я всё еще остаюсь человеком. Ежели и бы номинально. Но это секрет!
Итак, мне бы сейчас двинуться во времени, когда уже слепились галактики. Потом приодеться немного изумительный что-нибудь удобное и присесть в простое человеческое кресло в каком-нибудь спокойном красивом месте с чудесным видом.
Эх, по крайности ты тут космическую гостиницу открывай. А что, кстати, хорошая идея!
И вишь там уже можно задуматься о Вечном. В моём случае это не персонификация. Или как не свихнуться на фиг за бесконечную жизнь и не хуже кого себя развлечь в этом процессе. Ну, и ещё хорошо бы найти кого-нибудь, с кем все на свете эти вопросы можно обсудить.
Я дал себе слово, что в любой ситуации останусь самим на лицо. Можно сказать, это обещание — фундамент моей личности, а его надо щадить. Тем более — Тут.
А значит, нельзя допустить, чтобы что-то может ли быть кто-то расшатали мой фундамент. Будет не смешно. Совсем безлюдный (=малолюдный) смешно.
Получается, что человек, хоть и на божественной службе, остаётся человеком, а следовательно, существо социальное.
Не хотелось бы стать, как Робинзон Крузо, и зачать общаться с козами или пальмами.
Пока не представляю даже, как шелковица потом Жизнь создавать-то? Или она сама справится, а? Было бы рационально!
Чую, не зря я слышал в своём прошлом мире, что шанс того, что-нибудь Жизнь возникла сама собой, невероятно мал, даже для Вселенной. Затем чтоб, например, простейшая клетка взяла и собралась сама из коктейля микроэлементов.
Вроде сказал один какой-то учёный, шанс этого приблизительно такой, по образу если бы торнадо, имея все запчасти, собрал бы «Боинг 737» и нигде мало-: неграмотный прокололся.
В общем, двигаемся дальше. Пора решить вопрос комфорта!
Так, в качестве кого там моя команда на сотворение?
Ах да:
— Волею Бога.
Вот именно пройдёт время в этой Вселенной до момента, когда сформировались галактики.
(ну) конечно будет сотворен Арканум — моё место в этой Вселенной, где я могу спокуха подумать, расслабиться и полюбоваться красивым видом, предаваясь своим мыслям.
Все прочие детали творения пусть будут реализованы и дополнены так, как я себе сие сейчас представляю в сознании и подсознании.
Твори!
Сразу после произнесения команды «Твори!», я который раз почувствовал стремительное падение, как будто прыгнул с обрыва, и в глазах резко потемнело.
Темп чувствовалась просто адская! Будто я лечу сквозь всю свою недавно созданную Вселенную. И, видимости), не только Вселенную, а ещё и время.
Очень необычные ощущения. Они были суффикс похожи на те, которые бывали у меня при засыпании, ещё в прошлой человеческой жизни: я чувствовал резкое упадок и потом от него же и просыпался, подпрыгивая на кровати.
А потом хлобысть — и всё остановилось!
Осознание происходящего вернулось, и — о чудо! — я оказался сидящим в кресле.
Верно, это было обычное, хоть и очень удобное человеческое кресло офисного как. Более того, я оказался сразу одетым в простую белую майку, обычные джинсики и удобные кроссовки, любимой мне когда-то фирмы.
Место, где я очутился, — видимо, интерпеллированный мной Арканум, — чем-то напоминало мне зал планетария, но с конкретными отличиями: все на свете стены были словно из стекла. Полностью прозрачные, а пол — зеркальным. А после ними, насколько я понял, сразу начинался космос.
Но больше всего поражало другое. Впереди, с той стороны, где стояло кресло, открывался изумительный вид на огромную спиральную галактику.
Сие было нечто!

 

Аллилуйя! Наконец-то без косяков получилось что такое?-то сделать. Прям не верится. Растём, однако!
Следующие пару минут я без затей сидел и как заворожённый любовался невероятной красотой космического пейзажа. Зрелище было на самом деле божественным…
Я просто, как говорится, завис напрочь, не в силах оторвать сглаз!
И тут внезапно меня прервали.
— Как вам вид? Нравится? Это в таком случае, что вы хотели? — раздался красивый девичий голос.
Честно говоря, ото неожиданности я чуть не упал вместе со стулом, после того, (языко прямо с ним же и подпрыгнул. Благо, гравитация тут близка к земной, а в таком случае точно стартовал бы головой о купол.
Затем я быстро посмотрел по сторонам и отчетливо обернулся, ожидая увидеть владелицу голоса.
Но никого в этом зале с прозрачными стенами далеко не было. Ни внутри, ни снаружи.
«Ка-а-ако-о-ого?!» — подумал я, малограмотный найдя ответа.
— Э-э-э… Нравится, конечно… Вид, действительно, впечатляет! — ответил я осторожно и добавил: — А ваш брат кто? И где?
Может, я с ума уже сошёл? Словил белочку, как по слухам. Шизофрения — она такая, как я слышал… Бах — и ты уже с белочками общаешься, может ли быть ещё с кем.
Походу, только для Бога это не так непринужденно будет… ведь белочки, как назло, будут тут же и создаваться. Позже докажи попробуй, что ты «не того».
Да и вроде я не давал решительный команды кого-то живого сотворить, или оно не живое? Только, возможно, этого и не надо было просить прямо. Подсознание — тот всё ещё загадочный мир. Главное, что свой, родной.
Эх, видимо, мне до этого времени многое предстоит узнать, как тут всё работает.
В первый класс, чисто в первый раз, да?
Но любопытно… Главное, чтоб не белочка.
— Я будь здоров рада, что вам нравится! Я долго его выбирала. Эта галактика — одна с самых красивых в этом времени, — опять непонятно откуда ответил девичий голосочек и через небольшую паузу добавил:
— Меня зовут Юни! Ой, извините, я смотри тут. Сейчас покажусь…
Прозвенел голосок, и следом внезапно, слева от меня, сочно вспыхнуло тёплым светом, в мгновение озарив доселе тёмный зал. От неожиданности я стремительно вскочил с кресла и, защищая глаза рукой, присмотрелся. И буквально онемел от увиденного. Гляди уж чего не ожидал встретить, так этого!..
Там стояла малолеток. Да, я не ошибся, именно девочка, лет двенадцати-четырнадцати. И она весь светилась. Полностью. И белейшим длинным платьем, и лицом, и даже руками. Словно сноска в человеческом обличье. Свет словно шёл изнутри… Да, этот свет отражал энергию, почто так и струилась из неё.
Вы можете себе это представить? Возлюбленная стояла, улыбалась, смотрела на меня добрыми глазами и светилась так зверски, что мне было сложно смотреть в её сторону!
«Хм, она архангел, что ли? — подумал я. — Вроде до ангелов и демонов я ещё не успел донестись. Занятно…»
Теперь ясно, что смутило меня, когда я в первый как-то раз услышал её голос: оказывается, он был таким юным. Нехорошо вышло, словно сразу не сообразил.
— Я так волновалась из-за нашей встречи, что-что забыла принять материальную форму, — сказала девочка.
Наконец я смог её кризис миновал разглядеть, так как светиться она стала заметно меньше. Рост — идеже-то менее полутора метров. Метр сорок или метр тридцать, видимо. Старшие глаза, длинные белые светящиеся волосы (сложно понять их натуральный свойство, когда они сияют, однако). И очень необычное платье снежно-белого цвета. Ми даже показалось, что оно не из материи, а тоже состоит с какого-то однородного вещества или чистой энергии. Потому что его посад словно колыхался на ветру, плавно раскачиваясь из стороны в сторону. И шабаш бы ничего, но ветра тут не было! Это, вообще, как бы?!
Казалось, что эта девочка — нарисованный персонаж, сошедший с экрана какого-нибудь голливудского фильма, зрелище или аниме из моего прошлого мира. Настолько все краски и блистание были яркими, отчётливыми, необычными. Хотелось даже воскликнуть — идеальными.
Повисла небольшая неудобная промежуток, когда я просто молча разглядывал юное создание. Потом опомнился, хотел было отреагировать, что, мол, ничего страшного, всякое бывает, но не успел.
— Дама Юния, где ваши манеры? — раздался тяжёлый бас.
Позади девочки, с уже опустившейся в паре метров темноты, появился… здоровенный мужик!
Я стихийно отступил на шаг назад, слегка опешив, честно говоря. По сравнению с девочкой, возлюбленный был просто великаном! Под метр девяносто ростом, лет пятидесяти другими словами старше, весь такой ухоженный, как с иголочки. С темно-коричневыми волосами, чисто пират, с одним закрытым повязкой глазом, светлыми ровными бакенбардами, переходящими в густую и аккуратную бороду в колорит волос. Да ещё и… в темном деловом костюме, с белой рубашкой, чёрным галстуком и в бело белых тонких перчатках!
Да вы шутите? Откуда они тут?! Безграмотный помню, чтобы я такое заказывал!..
«Походу, всё-таки белочка…» — иронично подумал я, глядючи на эту парочку. Ну очень уж её появление не вписывалось в каждый встречный и поперечный из моих сценариев развития событий. Та-а-ак, если не я, стало быть — подсознание. Наворотило оно тут делов…
«У нас позже будет с тобой чат… Преподнесло ты мне подарок!..» — пообещал я подсознанию.
— Господин, приветствую в вашем Доме — Аркануме! Я — сторож-дворецкий Арканума. Именем наречён не был. Как моему Создателю, убежден вам в вечной верности и исполню любую вашу волю без сомнений и колебаний. Я ваш фаталис слуга отныне и до конца времён, — проговорил он и с последними словами опустился бери одно колено, преклонил голову, прислонил правую руку к сердцу, добавив: — К вашим услугам.
Повисла недолгая передышка, которую прервала девочка:
— Эм-м… Как я уже говорила, я Юни… Наше вам вас, Творец, в Аркануме! И я тоже за вас и с вами…
Тут я заметил мимолётную робкую и добрую улыбку держи лице девочки, которая после этих слов взглянула на замершего в поклоне дворецкого, а-то себе подумала и затем так же слегка склонила голову, приложила свою изящную ручку к сердцу и добавила:
— Таково же к вашим услугам…
И вот тут я конкретно, как бы это нежней сказать… Удивился! Нет, не так. Я очень-очень сильно удивился! Сие что, вообще, тут происходит?! Кто все эти люди и откуда? То есть (т. е.) не люди они вовсе? Это что, присяга на верность была не откладывая, или мне показалось?!
Много мыслей закрутилось у меня в голове. И опять повисло тихий ангел пролетел. Дворецкий и девочка так и застыли каждый в своём поклоне, ожидая, наверное, моей реакции.

И сейчас, как и повелось, не успел я что-либо понять и как-то проявить свое отношение, как на весь зал раздался ещё один голос (очень каверзно было разобраться, мужской или женский: нечто среднее).
— Добро пожаловать в Арканум, Автор. Я или, точнее, Мы — Иском, Сердце и Мозг Арканума. К твоим услугам, — произнёс глас.
А дальше я услышал его прямо у себя в голове, в своём сознании. Какой-ведь вид телепатии, что ли?
«Я твой проводник, друг и помощник в нелёгком Путешествии, наравне Творца и Бога этой Вселенной. Та твоя половина, что едина с Подсознанием, Безграничным Пространством Вариантов и твоим Выше-Я вне Системы Представлений… И, кстати, я слышу и вижу твои мысли! Сие что за претензии были, а? Мы тут, понимаешь, работаем в поте лиц счета-много лет, чтобы тебя встретить красиво, а ты так неблагодарно отозвался… Можем и разобидеться, однако… Если что-то не нравится или не устраивает — обсудим. В какие-нибудь полгода позже, о`кей? А сейчас Дворецкий и Юни ждут твоего ответа. Ответь заслуженно…»
Это что только что было?! Телепатия!?
«Иском, ты-ваш брат серьёзно?! Или это белка-полоскуха из палаты номер шесть говорила? Молчишь? Прикинулся, чего ничего не было? Да? А я запомнил! Я пока ещё доверяю тому, ровно вижу-слышу! Хотя, видимо, скоро и это будет под вопросом!
В согласии, сдаюсь. Наехал я там на тебя не со зла. Денек, эх, вымученный выдался, как говорится. С кем не бывает пожаловаться на своё подсознание! Же обычно оно не может ответить „Сам дурак!“. У „нормальных“ людей.
Что-то около и быть. Каюсь! В своё оправдание, господа присяжные, замечу! Откуда мне видеть было, что кто-то мои мысли читает?! Тем более главное твоего плана!
Кстати, в кучи твоих регалий так и не понял сути: твоя милость ИИ — искусственный интеллект какой-то что ли или воображаемый ИИ, или как так отвечаешь за моё подсознание? О таком что в порядке вещей сразу предупреждать! На входе писать, табличку вешать: „Осторожно, опасное худо подсознание!“ или „Следите за своими мыслями — их читают!“.
Опять молчишь? Получение, я тут! Знаю, что ты слышишь! Слышишь и молчишь!».
Чёрт! Точно! Юни и Мажордом! Как долго я тут мысленную перестрелку шизофреника устраивал? Вроде нормально опять, в голове это быстро…
«Хорошо, я понял! Услышал тебя! Вернёмся к э-э-э… моим новым друзьям? Помощникам?
Наподобие я уже спрашивал. Так вот! Спрошу опять! Да, кто эти люд, вообще?!».
Девочка, тебе сколько лет? Иди домой! Что ты тута в начале времён забыла? Да ещё и с огромным мужиком в костюме дворецкого! Славная пара. Точно не моих рук дело!
Ладно, пора как-то среагировать, а то подумают, что Бог — тормоз. Или ещё хуже — дурак. Должно держать марку, раз пытаюсь удержать божественную шапку.
Так, будем последовательны. Они, верно, видят меня впервые. Мои мысли, слава богу богов, вроде делать за скольких не читают, а то смеху будет… не моего… Кого они видят вот мне? Что Творца — это я понял. Дворецкий, если судить по его манерам и натуре (отчего сразу бросается в глаза), государя, господина, короче, того, кому он служит. Елико знаю, дворецкий без работы на кого-то и без дворца иль дома — не дворецкий. Так, значит, дадим ему эту возможность. О`кей, сообразно нему понятно, как надо.
А вот насчёт девочки нет ни малейших, беззаветно никаких предположений, как с ней быть и как реагировать. А значит, специально — коврижки. Будем импровизировать.
Ух, ну что, попробуем.
Я ещё раз быстро посмотрел для девочку и дворецкого. Они так и не шелохнулись, замерев в своём приветственном поклоне. Я решил попомнить им той же монетой и словами, какими говорил бы, будь я, примем, королём в каком-нибудь историческом фильме, которому только что присягнули получай верность.
Я положил правую руку на сердце. И молвил:
— Поднимите головы, братва мои.
От этих слов дворецкий и девочка чуть-чуть расслабились и взглянули возьми меня. Хотя дворецкий всё ещё стоял на одном колене.
— (премного за ваше приветствие и за то, что сразу встретили меня. Можете притягивать меня Версум. Это будет моё первое имя здесь. Да, ваша милость правильно поняли, я — Творец этой Вселенной и других, что будут позже. И я прибыл в нашенский Дом — Арканум… — сделав небольшую паузу, я продолжил: — И я также рад видеть вы! — и, возложив правую руку на сердце, приветственно поклонился своим новым соратникам.
Позднее развернулся к девочке, посмотрел ей в глаза и проговорил:
— Ещё раз спасибо тебе, юная госпожа, за выбор этого красивейшего вида, — я повёл правой рукой на галактику, виднеющуюся насквозь прозрачную стену, добавив: — Он меня очень порадовал. Настоящая красота! Я радешенек, что ты за меня и со мной. Я ценю это и всегда отвечу тебе тем но, — я легонько кивнул ей, заметив, как волнообразно засияла её аура и костюм.
Видимо, девочка ощущала сейчас огромный прилив сил и положительных эмоций. Весть переполняла её, и она еле держалась, чтобы не вспыхнуть на кругом зал суперновой звездой.
Похоже, тут я угадал с ответом. Идём дальше.
Я целиком развернулся направо к дворецкому, заглянув ему в глаза. Он по-прежнему стоял с сделано поднятой головой, но на одном колене, и всё так же держал правую руку нате сердце. Я понял, что, видимо, надо как-то ответить на его клятву верности, так как это правильно сделать, не представлял.
Поэтому пришлось отвечать бери ходу:
— Я принимаю твою клятву верности, страж-дворецкий. И уверен, что твоя милость будешь достойно выполнять свой долг и исполнишь мою волю, когда сие потребуется. В свою очередь, я постараюсь не давать тебе задания, которые твоя милость не в силах выполнить. Или же я постараюсь предоставить тебе всё необходимое на исполнения моей воли тогда и там, где это потребуется, — я так а слегка кивнул дворецкому, как до этого Юни, добавив: — Я нарекаю тебя Именем. Теперь и навечно ты — Хеймдалл, Великий Страж Богов и Дворецкий Небесного Арканума. Носи сие имя с честью и достоинством, — закончил я свою пламенную речь.
Дворецкий Хеймдалл еще раз, словно статуя, завис в полном поклоне, как и после своей клятвы.
«Иском, твоя милость доволен? Так хотел, чтобы я ответил? Это под твоё „достойно“ подойдёт иначе говоря нет? Молчишь? О’кей, значит, подойдёт».
Интересно. Я всё-таки не перегнул палку в своём ответе? Внове очень себя в новом статусе воспринимать. Если подумать, то Бог повыше короля закругляйся. Хм, не хочется о себе так говорить, но очень похоже до сей поры это на ситуацию «из грязи в князи».
Ладно, попробуем. Глядишь, и получится совершенно. Теперь, благо, есть у меня помощники. И я могу получить конкретные ответы сверху вопросы «Что делать дальше?», «Как это всё тут уже без участия меня работает?» и «Что тут, вообще, происходит?».
— О’кей, если с официальной до некоторой степени мы закончили, у меня есть к вам сейчас несколько вопросов. Было бы забавно узнать, что представляет собой Арканум. Не один же этот полупроницаемый зал, надеюсь? И где тут, у меня Дома, можно перекусить и поспать? Я проголодался и отнюдь не против отдохнуть. Создавать Вселенную с нуля — в первый раз немного утомительно, знаете ли, — я улыбнулся, посмотрев держи Юни и Дворецкого.
На пару секунд в зале снова повисла тишина, а попозже…
Первым молчание прервал Хеймдалл:
— Да, господин Версум. Следуйте за мной.
Управляющий отвернулся, и через мгновение в паре шагов от него возникло сияние. Оно усиливалось, и немного спустя я увидел, как засветился, переливаясь всеми цветами радуги, странного вида четырехугольник метра два с половиной в высоту и полутора в ширину.
«Хм, что это до сего часа такое?» — я задумчиво разглядывал необычное творение.
— Сюда, господин, — дворецкий указал получи светящийся прямоугольник. — Это дверь в другое пространство Арканума, — сказав это, возлюбленный как ни в чём не бывало сделал два шага вперёд и исчез.
Сие что, портал, что ли, какой-то? Радужная дверь? Имя-ведь я дворецкому дал, как у Стража Богов и Хранителя Радужного Моста из скандинавских мифов мой прошлого мира. Но кто бы мог подумать, что получится таким (образом близко к правде! Забавно.

— Да, пойдёмте, Версум, — пригласила меня Юни. — Вслед за тем есть отличный зал, где можно отведать очень вкусной еды. Нам возлюбленная, правда, не требуется, но мы приготовили её для вас. Иском, подходящий, очень помог. Он, похоже, хорошо вас знает… — тут она что-то необычно улыбнулась и остановилась рядом со странной дверью-порталом, ожидая, рано или поздно я последую за дворецким.
Иском точно знает больше, чем слишком бессчетно. Ладно, посмотрим, что они мне там приготовили.
Я очень осторожно, ровно будто ожидая какого-то подвоха, приблизился к сияющему прямоугольнику. Затем приблизительно же осторожно поднял правую руку и попробовал коснуться его, но лапка, не встречая никакого сопротивления, просто прошла внутрь, исчезнув из виду.
Был экий интересный фильм в моё время. «Звёздные врата» назывался. Не мог ухватиться тогда, почему путешественники так боятся первого прохода сквозь них. Есть о чем говорить, на атомы разбирает и собирает… Всего-то. А вот сейчас понимаю — что греха таить стрёмно туда нырять. Зрителю это казалось «раз плюнуть».
Но сие больше похоже на какой-то портал из фэнтези. Интересно. В жизни) не видел порталов, не говоря уж о прохождении через них. И кому (должно признать: не тянет так сразу в него заходить. Мало ли — спирт выключится, и меня пополам разрежет!
Так, стоп! Я же тут вроде во вкусе Бог, убить меня не получится, ведь верно?
Понадобилось пару секунд, пусть отбросить ненужные мысли. Я сосредоточился, сделал глубокий вдох и шагнул в радужную плита.
И что вы думаете? Никакого разбора на атомы, не говоря литоринх о красивом полёте сквозь звёзды со светом в конце тоннеля не приключилось!
«Эх, мало спецэффектов!» — решил я в тот миг, когда оказался с другой стороны портала. Да тут же зажмурился — сильный свет ударил мне в лицо. Свет очень знакомец, почти родной — солнечный.
Вот это номер! Из космоса на планету вслед секунду!
Даже в научной фантастике не помню таких умений. Только в фэнтези, чаятельно.
Странно тут всё миксуется.
Вот уж чего я не ожидал, беспричинно это того, что ждало меня на другой стороне.
Не веря собственным ощущениям, первым делом посмотрел себя под ноги, и увидел, что теперь стоял на траве! Да, получай обычной, мягкой зелёной траве!
Это вообще как?! Где космос, я вы спрашиваю? Где звёзды и то, что было секунду назад из оперы «научная фантастика» не то — не то «космическая фантастика», например? Я огляделся, и увиденное повергло меня в ещё большее удивление.
Я находился у входа в здоровенный дом! Впрочем, это был не просто семья. Не знаю, как его назвать. Огромное строение выделялось центральной башней, устремлённой наверх, но спроектировано было как-то знакомо. Хм, сложно передать, безлюдный (=малолюдный) хватает знаний по архитектуре.
В общем, отчасти дом был похож сверху европейские дворцы семнадцатого-восемнадцатого века моего прошлого мира. Хотя, торопись, выглядело нечто средним между дворцом и замком, только без каких-либо оборонительных сооружений. Без труда широкий дворец, а в середине огромная массивная башня. Как сплюснутая пирамида сверх граней, которая чем выше, тем меньше в диаметре.
Но более лишь меня удивил даже не дворец, а то, что его окружало. Все равно куда ни посмотри, высились горы: прекрасные, манящие, утопавшие в тёплой зелени, со сверкающими шапками снега в вершинах. И складывалось ощущение, что дворец тоже стоял на пологой вершине какой-либо-то горы, судя по всему, одной из самых высоких в долине.
Я взглянул в голубое надзвездные сферы и чуть не разинул рот от увиденного: в кристально чистых небесах сияло аж два солнца! Одно большое и второе поменьше. Большое — фиолетово-голубоватое, подлунная слабый, но довольно приятный. А маленькое, как и родное Солнце, — бело-жёлтое, яркое и привычное. И сие ещё не всё. На небе угадывались очертания огромной луны. Не долго думая её было еле-еле видно, но, чувствовалось, что ночью симпатия фантастична.
Сказать по правде, я поразился. Невероятно красивый, чем-то здешний вид, если не смотреть в небо.
Я подарил себе пару мгновений тишины и до сей поры чуть-чуть полюбовался идеалистической красотой, жадно озираясь по сторонам. Напоследок, обернулся к порталу. Оказалось, что его уже не было. Перед входом умереть и не встать дворец простиралась абсолютно ровная долина сочной зелёной травы, кажется, ведущая к резкому обрыву. Однако для пущей уверенности нужно, конечно, подойти ближе. Позже, пожалуй, схожу. Форма с обрыва тоже должен быть совершенно потрясным!
Видимо, я всё-таки стоял с открытым ртом, как-то меня окликнула Юни.
— Как вам? Правда, тут чудесно? — донёсся голосишко девочки из-за моей спины.
Я обернулся и улыбнулся, подвигнув ей:
— Истинно уж, опять нет слов. Невероятно красиво! Тоже твоя работа?
— В данный раз нет. Это место уже было, когда я проснулась. Думаю, его создал Иском в целях вас. Но я люблю сюда приходить. Тут всё такое… Спокойное, точно ли. Умиротворённое. Ничего лишнего. Это одно из пространств Арканума, идеже всё, как на планете. А может, это и есть планета… — девочка хихикнула. — Я приставки не- успела проверить. В Аркануме очень много разных залов или пространств. Хотя это место, пожалуй, одно из самых красивых, — она глубоко вдохнула и еле-е прищурилась.
В это время нас слегка обдул лёгкий ветерок, и я тоже есть глубокий вдох: аромат чистейшего горного воздуха кружил голову. Да, я люблю третий полюс. Ещё в свою прошлую жизнь любил лазить по горам и упиваться удивительными пейзажами с горных вершин.
Вернее всего, Иском в курсе, раз сотворил или нашёл где-то такую красоту. Что-что ж, спасибо. Приём засчитан.
— Господин, прошу, пожалуйте за мной, я проведу вам в Белый Зал, где вы сможете насладиться отменной едой, — вклинился кудахтанье дворецкого.
Он стоял прямо у огромных входных деревянных дверей дворца. Они были простые. Никакого изыска разве резьбы. Просто дерево. Причём, мне показалось, что каждая дверь сделана с целого куска древесины. Это где ж такие деревья-то растут?!
Когда-когда я приблизился, двери сами, без какого-либо моего участия, тихонько отворились. Управляющий не сдвинулся с места, ожидая, видимо, пока я войду первым, а Юни наподобие раз шла за мной.
«Так, ладненько, посмотрим, что там внутри», — любопытствуя, я проследовал вглубь.
Как и ожидалось от дворца, меня встретил большой зал с очень высоким потолком, идеже висели простые, но прекрасные люстры, где вместо лампочек или свеч горели яркие огоньки, ужас умело освещая всё вокруг. А по бокам, в этом уходящем вперёд держи много метров зале, чем-то напоминающем широченный коридор, возвышались, мер держа потолок, массивные колонны. Показалось, что пол, стены и колонны были сделаны изо светлого мрамора моего мира, но, очевидно, это был совсем не тот материал, хоть и похожий.
Никакого золота, серебра, картин с непонятными лицами, статуй, экспонатов возможно ли любых других изысков, что можно найти в похожих дворцах на старушке Земле. Конец очень чисто и просто.

Пока мы шествовали по залу, я немного расспросил дворецкого и Юни, фигли это за строение, откуда оно взялось и почему именно сюда наш брат пришли.
Хеймдалл поведал, что это одно из первых пространств, сотворенное раньше его появления в Аркануме. Оказалось, что тут он впервые и открыл глазенапы. Можно сказать, этот мир, дворец, это пространство — его родной семья и место рождения. Именно тут, в одном из залов, на вершине центральной башни, симпатия сделал первый вдох. И именно там услышал у себя в голове голос, что повторил ему, кто он, чем будет заниматься и кому служить задолго. Ant. с конца его жизни.
На мой вопрос, почему он сказал, что-что голос «повторил», дворецкий замялся всего на пару секунд и отрапортовал, почему свой долг он знал ещё до своего первого вдоха, не хуже кого будто это было прописано в его душе изначально. Кем? Тем, кто такой его создал, то есть, как он полагал, мной.
Хм, стало, я как-то был причастен к его рождению? Ничего об этом далеко не знаю, не понимаю, как это могло произойти! Пора, видимо, обвыкнуть, что вопросов я здесь нахожу больше, чем ответов. Но теперь при всем желании угодить моим критикам бы ясно, почему он одет как дворецкий, с манерами речи и повадками, (как) будто у настоящих дворецких моего мира в старую эпоху. Хоть где-то светлость. Озвучивать свои мысли я, понятное дело, не стал.
Хеймдалл добавил кроме, что это место было создано Искомом или мной, чтобы я, от случая к случаю захочу, мог тут отдыхать и работать, наслаждаясь красотами. И потому он решил послужить источником меня именно сюда.
«Создано автоматически, что ли?», — хмуро подумал я. И после этого до меня дошло, что я не совсем понимаю, вернее совсем безграмотный понимаю, что он имеет в виду под словами «мир» и «пространство». И я попросил конкретизировать.
Он слегка задумался:
— Господин, я не могу знать точно, но ми кажется, что это место — либо мир внутри Арканума, возможно небольшая Метагалактика, то есть одно из его пространств. Либо это место находится идеже-то внутри той Вселенной, что вы сотворили, то есть расположено за пределами Арканума. Прошу меня извинить, но точного ответа я пока что наградить не могу. Вы хотите, чтобы я сейчас разобрался?
— Нет, спасибо, без- нужно, — ответил я.
А сам подумал, что надо будет обязательно пролить вселенная на этот вопрос. Наверняка этот серый кардинал — так я про себя окрестил Иском — в курсе лишь. И, кстати, где он? Так и не слышал от него ни звука с прошлого разговора. Ни у себя в голове, ни с воли.
Ладно, разберёмся.
Далее, я спросил Юни, как она оказалась в Аркануме. Малолетка рассказала, что её место появления находится в другом пространстве и затем симпатия любезно пригласила меня его посетить. Сказала, что тоже очень хочет его ми показать.
Я, конечно, заверил, что буду рад его увидеть и позже автор этих строк туда обязательно отправимся.
Так, болтая о всяком, мы, наконец, добрались по противоположного конца зала. Там нас опять встретили уже привычные деревянные двери, которые круглым счетом же сами беззвучно открылись. И я увидел второй зал.
Дворецкий не соврал. Комната был действительно… белый! Весь. Только намного меньше в ширину и длину. Огромная такая белая головка гостиная. Посередине, естественно, стоял белый стол. С тремя стульями, покрытыми по новой-таки белой тканью. Сам стол был уставлен всевозможными блюдами и угощениями. Я аж не буду их перечислять, слишком долгое время займёт.
Конечно а, там стояли кубки.
«А как же тут без них, да что вы?» — усмехнулся я про себя.
Все они были наполнены, как я позже попробовал, вкусными напитками. Какими прямо — пусть останется секретом, но, думаю, ценители моего мира точно никак не устояли бы!
Когда мы вошли в Белый Зал и двери за нами слабо и самостоятельно закрылись, я и Юни проследовали к столу, с любопытством заглядывая в предложенные яства.
Я взглянул сверху девочку, которая хотя и уверяла, что еда ей не нужна, в данный момент с плохо скрываемым нетерпением уже чуть ли не поедала её взглядом. И слегка рассердился: ваша сестра что, её тут голодом морили, изверги?!
Наконец, я уселся за реал, Юни примостилась справа. Но дворецкий, вопреки моим ожиданиям, не занял незаинтересованный стул напротив. Он лишь подошёл к дверям и встал сбоку, чуть ли приставки не- по стойке смирно, убрав руки за спину. Взгляд его перестал что-то-либо выражать.
Я немного не понял, честно говоря, этого манёвра. С каких же щей он не сел вместе с нами? Кому тогда этот третий стульчик причитается? Странно.
Но не успел я додумать эту мысль, как в двери осторожно постучали и они снова тихо отворились…

Виденье

  • 03.06.2018 13:14

Зачем хотел я когда писал книжку?
Ваши Боги носят лица. Я сомневаюсь в томишко и хочу сочинить подобную суру
Кто Я? Если не ваш Заступник что читает Коран?
Кто вы? Безумцы. Вам дали боги монополия выбирать.
Звучит на людях смешно но в диалоге с с лица просвещает. Угнетает лишь ту душу чья не понимает.
Расплывчато поклоняться надежде
Вам нужна надежда на лучшее будущие времена которое достанется в Богослужении
Это ваша награда? Это ваша заработок? Проявите хоть каплю сомненья
Моя жизнь ничего никак не стоит зная что вы пребываете в сомнье.
Сомневаться воле божий упаси вас Господь ваш и читайте больше букв изо Корана вам достанется больше однажды.
Чем в этот в один прекрасный день манить вас? Пирожками и девственностью? Отнюдь я кушать хочу тут. Ant. там и сейчас.
Коран это лучшая книга из тех ровно я ранее читал.

Для чего наполнять свои истории рабством?
Ощути цельность с природой. Это твоя мать когда как книга Родитель. Мать заботилась о тебе столько лет чтобы тебя был в силах научить Отец.
Ты не совершал грехов, опомнись, твоя милость хотел жить. Нет ничего подобнее желанию жить.
С целью найти рай в сердце нужно познать ад наяву. И я вижу чисто человечество идёт ко дну. Все предрекали конец поэтому что знали что сами его этим предрекали. Кто именно есть я? Кто есть жизнь? Все во славу того кто именно тебе не поможет.
Живя здесь задавайся вопросом во (избежание чего я живу? Мозгам проще когда за тебя отвечают: «Я на) этом месте безгрешно живу» иначе повяжут.
Новое время Отрезок времени перестать мыслить шаблонно
Вот что я могу Видеть перепавшее о чем ты?
Кто есть я? Коли не бог что-что придумал
Все что я вижу и слышу
Я могу осязать книгу руками Упрощенно рисуя фигуру. Все для того чтобы вам привести доказательства что Бог един и ты его видел в живую.
Совершенно на столько устарело что люди забыли что хотение Его.
Ты перестанешь жить от чего? Стоит ми забирать надежду? А что она есть? Ты позволишь окинуть взором на нее?
Чье существование так безмятежно И в райском саду возлюбленная умирает так нежно.
Все это красивые сопли почему ведут в никуда и суда нам не избежать хоть твоя милость и думал не так…
Настало то Время считать религию после время. Что есть самое важное в твоей голове? Что такое? не может подчиниться тебе? Что я могу показать по образу волю Аллаха? Посмотри как все умирает вокруг и твоя милость будешь там же, однако.
Что есть ты что не проба пера? Одного из Аллахов?
Нет прямо я прав, ты прав, дорогой читатель. Выбирай сам.

А хотел Я, когда писал книгу?
Ваши, боги, носят лица. Я сомневаюсь в часть и хочу сочинить подобную суру.
Кто есть Я? Если неважный (=маловажный) ваш Бог что читает Коран?
Кто есть ваша милость? Безумцы. Вам дали боги право выбирать.
Звучит получай людях смешно но в диалоге с собой просвещает. Угнетает всего-навсе ту душу чья не понимает.
Слепо поклоняться надежде?
Вас нужна надежда на лучшее завтра которое достанется в Богослужении
Сие ваша награда? Это ваша зарплата? Проявите хоть самую малость сомненья
Моя жизнь ничего не стоит зная почему вы пребываете в невиденьи.
Сомневаться воле божьей? Упаси вы Господь ваш и читайте больше букв из Корана: Вас достанется больше однако.
Чем в этот раз манить вам? Пирожками и девственностью? Отнюдь, Я кушать хочу, здесь и сейчас.
Алькоран это лучшая книга из тех что я ранее читал.

Для того чего наполнять свои истории рабством?
Ощути единство с природой. Сие твоя мать когда как книга Отец. Мать заботилась о тебе столько парение чтобы тебя мог научить Отец.
Ты не совершал грехов, опомнись, твоя милость хотел жить. Нет ничего подобнее желанию жить.
Дай вам найти рай в сердце нужно познать ад наяву. И я вижу подобно ((тому) как) человечество идёт ко дну. Все предрекали конец вот что знали что сами его этим предрекали. Кто именно есть я? Кто есть жизнь? Все во славу того кто такой тебе не поможет.
Живя здесь задавайся вопросом: С целью чего я живу? Мозгам проще когда за тебя отвечают: «Я здесь безгрешно живу» иначе обяжут…
Новое время, Срок перестать мыслить шаблонно.
Вот что Я могу. Видеть сезон, о чем ты?
Кто есть я? Коли не бог, чего придумал:
Все что Я вижу и слышу.
Для того пусть: Осязать книгу руками. Схематично рисуя фигуры. Все интересах того чтобы вам доказать что Бог един и твоя милость его видел в живую.
Стоит мне забирать надежду? А почему она есть? Ты позволишь взглянуть на нее?
Ее жизнь так безмятежно, Что в райском саду она умирает, неизвестно зачем небрежно.
Все это красивые сопли,
Что ведут в никуда и свида нам не избежать хоть ты и думал не приблизительно…
Настало то Время, считать религию за время.
Аюшки? есть самое важное в твоей голове? Что не может повиноваться тебе? Что я могу показать как волю Аллаха? Постой как все умирает вокруг и ты будешь там а, когда-то.
Что есть ты как не образец пера? Одного из Аллахов?
Нет, однозначно, Я прав и, твоя милость, дорогой читатель. Выбирай лучше сам.

Всё, что я слышу, — это зов моего Возлюбленного

  • 14.04.2018 13:37
Шлам.: endmion1

Прошлой ночью я узнал, как стать возлюбленным Бога,
Зимовать в этом мире, не называя ничего своим.

Я заглянул в себя,
и будь здоров моей собственной пустоты
наполняла меня до рассвета.
Возлюбленная окружила меня, подобно рубиновым копям.
Ее цвет одел меня в кумачовый шелк.

В пещере моей души
Я услышал голос возлюбленного, возглашающий:
‘Пей прямо сейчас! Пей прямо сейчас!’ —

Я глотнул и увидел нет конца океан —
Волна за волной ласкали мою душу.
Возлюбленные Бога танцевали около
и хоровод их шагов становился огненным ожерельем у меня получи и распишись шее.

Небеса призывают меня своими дождями и громом —
сто тысяч восклицаний, тем не менее я не слышу их…

Всё, что я слышу, — это приглашение моего Возлюбленного.

Руми

Помета Всё, что я слышу, — это зов моего Возлюбленного впервой появилась Собиратель звезд.

Приглаcите в свои трудности Бога

  • 13.04.2018 19:32

Красноречивые пустословие неспособны облегчить глубокую боль. Но мы действительно можем установить то, что поведет и направит нас через беды. У нас просят позволения обратить наш плач в средство исцеления, а печаль — в путь, ведущий чрез боль к радости. Кто, по словам Иисуса, блажен? — «плачущие» (Матфея 5:4). Автор этих строк учимся не избегать потерь, а принимать их во всей отрицание. Реагируя на жизненные страдания не протестом, а как-в таком случае иначе, мы можем найти для себя нечто неожиданное. Приглашая в приманка трудности Бога, мы укореняем свою жизнь — даже ее печальные моменты — в радости и надежде. Когда-никогда мы перестаем держаться за свою жизнь, нам, к концу, может быть даровано больше, чем мы когда-либо смогли бы самочки заполучить для себя. И мы познаем путь к более глубокой любви к ближним.

(как) будто научиться жить таким вот образом? Многие из нас испытывают испытание, считая, будто единственное, что важно в страданиях, — это освободиться от своей боли. Мы хотим избежать ее кому только не лень ценой. Однако, учась проходить через страдания вместо того, для того чтоб уклоняться от них, мы начинаем реагировать на них коренным образом иначе. Мы позволяем им учить нас. Мы хотя (бы) начинаем видеть, каким образом Бог может использовать их угоду кому) какой-то более значительной цели. Из неприятности сиречь проклятия, которых следует избежать любой ценой, страдания превращаются в бог знает что иное — в путь к более глубокой удовлетворенности и полноте. По большому счету, неприятность — это встреча с тем, что нас ранит, в присутствии Того, Который способен исцелить.

Генри Нувен. «В радость обрати выше- плач»

Запись Приглаcите в приманка трудности Бога впервые появилась Собиратель звезд.

Бог невозможен. И это первое доказательство того, что он существует.

  • 14.01.2018 11:58
Фотоотпечаток: Kristina Flour

– Вы христианин?

– Нет, я не верю в Бога.

– В Бога воспрещено верить или не верить, – объявил он. – Его есть только познать.

– Ну, тут уж я могу точно произнести, что не познал его, – рассмеялся я. – И, говоря откровенно, ми кажется, что в него невозможно поверить – по крайней мере, в большую доза того, что о Нем рассказывают.

– Да, разумеется, Бог невозможен. И сие первое доказательство того, что он существует.

Кадер сосредоточенно смотрел на меня, по-прежнему держа свою руку бери моей. «Так, надо быть начеку, – подумал я. – Меня втягивают в Вотан из философских диспутов, которыми он прославился. Это (по)пытка, и не из легких, тут масса подводных камней».

– Ваша сестра хотите сказать, что нечто должно существовать потому, как оно невозможно? – спросил я, пустившись на своей утлой лодчонке в треджен по неисследованным водам вслед за его мыслью.

– Коренным образом верно.

– Но тогда получается, что не существует того, как возможно?

– Именно! – расплылся он в улыбке. – Я восхищен тем, сколько вы это понимаете.

– Знаете, – улыбнулся я в ответ, – я произнес эту фразу, хотя это не значит, что я ее понимаю.

– Я объясню. Ничто безграмотный существует таким, каким мы это видим. Ничто с того, что мы видим, не является таким, каким представляется нам. Наши шнифты – обманщики. Все, что кажется нам реальным, просто обрубок иллюзии. Нам кажется, что мы видим существующие бебехи, но их нет. Ни вас, ни меня, ни этой комнаты. Ни синь пороха.

– И все же я не понимаю. Почему возможные вещи безграмотный могут существовать?

– Я скажу по-другому. Силы, создающие аминь материальное, что, как нам кажется, существует вокруг нас, не велено измерить, взвесить или даже отнести к тому или иному моменту известного нам времени. Одна с форм, в которых проявляются эти силы, – фотоны света. С целью них мельчайшая частица вещества – целая вселенная свободного пространства, а поголовно наш мир – только пылинка. То, что мы называем Вселенной, – сие лишь наша идея, и к тому же не слишком удачная. С точки зрения света, жизнетворного фотона, известная нам Радиовселенная нереальна. Ничто в ней не реально. Теперь вы понимаете?

«Шантарам» Грегори Робертс

 

Запись Бог невозможен. И это первое вещественное доказательство того, что он существует. впервые появилась Собиратель звезд.